Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » 7. «Лабытнангское телевидение ...

7. «Лабытнангское телевидение - хранитель живой истории»


Волокитина Ирина Васильевна

МБУ «Лабытнанги - ТВ»

г. Лабытнанги

 

Введение

Данная статья содержит рассказ о быте коренных северян, проживающих на территории Лабытнанги. В ней повествуется о местах, которые практически исчезли с карты города или пришли в ветхое состояние, но являются интересными объектами и сохранены в материалах городского телевидения. Актуальность статьи заключена в стремлении сохранить историческое наследие и поведать о непростых судьбах старшего поколения, об их верованиях и обычаях. 

Статья была написана после знакомства с семьёй Кожевиных. О том, как простые люди стремятся сохранить свою родословную, бережно относятся к старшему поколению. Не должен остаться без внимания и труд специалистов городского музея, которые по крупицам собирают историю коми-деревни, исторического и загадочного места, откуда началась история Лабытнанги. Итак, давайте познакомимся с семьей Кожевиных!

Внучка Лера бабушку Нину навещает часто. Как выдастся свободная минутка, так девушка и спешит в небольшой домик, сокрытый от городской суеты зарослями тальника, чудом уцелевшим от наступающих новостроек.  Веяния современности, как и само время здесь, кажется, не властны. В большой комнате по-прежнему  смотрят потемневшими ликами иконы, которыми по традиции благословляют молодожёнов на счастливую жизнь.  Белеет кружевом подзор на покрывале, связанный руками бабушки.  На кухне топится печка,  сложенная из кирпича и побеленная известкой. На чугунной дверце изображены серп и молот, символы прошлой эпохи. Вот  с того времени  и варит кашу по утрам на печке Нина Петровна Кожевина. Да и за обедом с ужином дело не встанет. Коми-зырянки всегда были знатными хозяйками.  Предки Нины Петровны пришли на север  сто лет  назад, спасаясь от голода, бушевавшего тогда в республике Коми.  Родители поселились  в Катравоже, работали в колхозе. Растили четверых детей.  Коми-зырянские семьи всегда были крепки детьми. С раннего детства сыновей и дочерей приучали к труду. Свой первый трудодень  Нина заработала, будучи шестиклассницей. Трудолюбивая девочка  брала пример со старших.

- На агронома хотела выучиться,- рассказывает Нина Петровна. – Как школу окончила, поехала, да опоздала. Сказали, что курсы уже закончились. Ну, я и вернулась в Катравож. Тогда там много было и коров, и лошадей. Каждый был при деле. Еще работала колхозная звероферма. Лисиц, песцов разводили. Я пошла на звероферму, пока замуж не вышла.

Со своим будущем мужем Нина Петровна не одни год жила в родном посёлке, но встретилась с ним уже будучи взрослой. Бригадир попросил её задержаться после смены, якобы нужно помочь. А пришла родственница с молодым и статным парнем. Павел приехал из Лабытнанги. А в Катравоже он учился в интернате, да и то в начальных классах. От смущения и неожиданности Нина тогда глаз поднять, не смела, но, всё-таки дело заладилось.  Молодые понравились друг другу,  и Нина уехала с  молодым мужем в коми-деревню, которая располагалась на берегу протоки Выл-Посл. Жили в рубленном доме вместе с родителями. Они были простыми колхозниками, но очень трудолюбивыми и приветливыми людьми. К невестке относились по-доброму, да и она старалась им угодить.

Тогда коми-деревня была знатным местом. Было  в ней дворов 60.

-  Имелась и своя школа, и медпункт, и магазин. Семьи были большие у всех, - рассказывает старожил города Людмила Казакова – И у нас семья большая была, семеро детей. Даже когда и жили отдельно, всё равно все вместе собирались на выходные и праздники». 

- Тогда все  друг к другу в гости по очереди ходили. По кругу бывало, ходили,- присоединяется к разговору Фаина Чупрова, сотрудник городского краеведческого музея, специалист своего дела и представитель коренных народов севера. Она часто приходит  вместе с Людмилой Михайловной в её отчий дом, каким-то чудом уцелевший в коми-деревне. Чаёвничают и надеются, что кто-нибудь зайдёт на огонёк.  Гостеприимство – это основное   качество коми-зырян. Когда  приходил гость, хозяева никогда не спрашивали его, будет ли он пить чай, а сразу накрывали на стол. Незнакомого путника или соседа, заглянувшего на огонек, старались накормить сытно.

- Заранее пекли пироги рыбные, ватрушки пышные, пирожки мясные.  Олений жир растапливается, ну как бы мисочка, и туда пирожки, макали. Такие вкусные пирожки в оленьем жире были - рассказывают подруги о быте своих предков.

- В коми-зырянским семьях – мужчина всегда главный. Без него, -  говорит Фаина Чупрова, - женщине приходилось очень трудно. Но если хозяйка умелая и работящая, то мужчине в быту было легко, в семье всё спорится. Поэтому  выбор невесты – дело основательное. В старину то конечно, родители больше решали. Заметили, девушку, ушлую, хозяйственную и  решили  сосватать. Бывало,  приходилось и в соседнее село ехать или в соседний дом идти. С первого раза никогда согласие не давалось. Невесту то меньше всего спрашивали. В основном, родители диалог вели. Бывало,  по пять раз сватали одну девчонку. Потом же опять сроки давали, - продолжает диалог Фаина Алексеевна,-  положим приданное не готово, сейчас мы в магазин побежали все купили, а тогда приданное невесте нужно было готовить, поэтому срок давали, предположим, согласны, но через три года».

Разговоры о женитьбе велись долго. Сваты не спешили, понимали – молодые жениться  на всю жизнь, разводы в коми-зырянских семьях исключались.  Свадьба  была не только  ярким и  радостным  праздником, но и событием, определяющим всю дальнейшую жизнь молодоженов. В связи с этим  даже одежда менялась. Девушки до свадьбы, например,  носили одежду  нежных тонов - розовых, голубых, а замужняя женщина надевала наряды сочного  оранжевого, малинового цвета.

-  Женщина, выходя замуж на второй день, одевает головной убор и все, с этого момента женщина не имеет права снимать головной убор,- продолжает рассказ Фаина Алексеевна,-  Не дай Бог кому-нибудь волосы покажешь, это всё, считалось позор.  И  при чужих, ни в коем случае, голову не поправляешь.

В коми-зырянских семьях строгие устои. Верования и обычаи тесно переплетены с православием. Христианство этот народ принял еще в 14 веке и многие обычаи сохраняются до сих пор. Духовное начало коми-зырянского народа  удивительным образом переплеталась с практичностью.

- У нас  всегда крестили на третий день.  Раньше как было, не всегда в больнице рожали. Потому что считалось, если ребенок умрет некрещеным , ребенку крест не ставили, он ангела не получил. Ребенка без креста хоронили. Поэтому торопились. На второй, третий день крестили обязательно!

Православные обычаи и праздники для коми – зырян также важны, как и национальные, естественно со своими отличительными особенностями и традициями.

- Еловые лапы привозили, веточки, и обшивали, именно елочные ветки,- деревья не рубили,- вспоминает детство Людмила Казакова.  Куличи тоже не пекли. У нас вот пекли наподобие кулича, как бы святой такой хлеб на рождение первого олененка. Она такая сдобная была, что не черствела. В первую очередь стряпня - жаркое, холодец, пироги мясные, языки оленьи. Яйца не красили, как-то не принято было.  У нас в Лабытнанги  и яиц не было. У нас как-то не приято было. А вот  перед праздником всегда была побелка, перед Пасхой обязательно. Потолок и стены  известкой побелим, окна помоем. Посуду - бабушка. Печка русская была, ухваты, ручки деревянные. Это ее работа, она их скоблит. Потом эти вилки, они тоже не такие были, она их чистит перед праздником. Потом сахар-рафинад был у нас. Она наколет его щипцами к праздничному столу, ее, бабушкина работа была. А мы по дому убирались.

Крепка изба углами, а печь пирогами, так говорится в известной пословице. А коми-зырянские семьи, пожалуй, всегда были крепки детьми. С раннего детства сыновей и дочерей приучали к труду.

- В то время шили все, любая мать должна дочку  научить, любой отец сына чему-нибудь научить. «Рукастыми» должны быть. Мы ничего не покупали, практически сами шили меховую одежду. В основном то меховую одежду носили, так же и обувь. Каждая женщина-то умела шить, но мастерицами-то единицы были.

Дети трудились вместе с взрослыми.  Мальчишки и девчонки росли  добросердечными, правдивыми, а главное, трудолюбивыми.

- Сено косили, ездили на покос, тоже ездили все. Папа увезет нас на лодке, когда пешком, всё пешком идем. А зимой на лошади привозили, дрова заготавливали,  всегда на речке наловишь этих бревен,  потом домой заносили ребята. Щепки собирали летом. Печка железная на улице была, чтоб дрова хорошие не жечь, щепки насобираем на строй двор пойдем. Вся деревня собирает. Все сегодня за щепками идем. Все пошли с мешками за щепками. На другой день пошли телятам сена свежего, травы набрать.  Пошли вязанку принесли. Дети были заняты

- Воду не привозили, вступает в разговор  Фаина Чупрова,- мы сами ходили, водянки далеко были, на коромыслах пошли, вся деревня собирается, на коромыслах пошли за водой.  Зимой лед долбили. Сегодня деревней собрались и   пошли сегодня за водой, а завтра пошли за дровами. Вот так так-то у нас было

Но среди трудовых будней находилось время и для отдыха. Часто жители деревни собирались в клубе, танцевали, пели. Любимым местом  был пятачок возле семи лиственниц. Эти уникальные деревья, давшие название городу,  росли из одного корня. Люди к ним относились уважительно. Веток не ломали, стволов не трогали. Видимо, в самом деле, считали их священными.

Ну а что касается молодой семьи Кожевиных. Когда  родился сын, Павел и Нина решили из деревни переехать, купили  домик в центре поселка. Именно такой статус тогда был присвоен Лабытнанги. Дочери уже в нём родились. Кожевины жили дружно своей  большой семьей. Павел Антонович работал бухгалтером, Нина Петровна  почтальоном.

-  Хорошо жили,- делится воспоминаниями Нина Петровна. – Может в чём-то и не хватало, так и  не роптали. Я на почту поступила, зарплата 40 рублей была. И как будто, так и надо было. Держали скот, корову, лошадь, овечек держали. Отпуск берём - так на покос. Никуда не ездили.

У нас в семье всегда главным был дедушка,  - подхватывает разговор внучка Лера и нежно обнимает бабушку за плечи.-  Он был хорошим хозяином, всему знал счёт. К тому же  обладал феноменальной памятью. Помнил всех людей, все события, которые происходили в их жизни, в жизни посёлка. Он много записывал, делился своими знаниями. Его записи хранятся  и в музее, и в городском архиве.

Есть в записях  Павла Антоновича и воспоминания о войне.  Это слово, его, семилетнего мальчика потрясло до глубины души. Самое тяжёлое воспоминание из детства - проводы отца на фронт. Он вместе с деревенскими женщинами поехал в Салехард провожать своих земляков на фронт. В тот день на пароходе увозили 700 мужчин. Маленький Павел изо всех сил старался быть взрослым в военные годы. Он старательно помогал рыбакам.  Его мама работала на рыболовецком участке. Невод крутили лошади, - так писали в одной из давних статей в местной  газете. Павел ухаживал за животными. Со временем и сам стал рыбачить. Впоследствии сменил несколько профессий.

Старожилы до сих пор  добрым словом вспоминают Павла Антоновича, а Нина Петровна после смерти супруга живёт одна. Но сих пор в баню два веника готовит.

- Мне мама говорила, что всё нужно по два делать. И себе, и мужу. А то как ты пойдёшь в баню, а ему тоже ведь веник нужен. Всегда нужно о других заботиться.

Не использованными веники не остаются. В гости к Нине Петровне часто приходят родные - дети, внуки. А теперь уже и правнуки. И в баньке парятся, и угощением  лакомятся.  Нина Петровна  гостей  всегда чаем угощает. От смородинового варенья и сдобных ватрушек еще ни один гость Нины Петровны не отказывался. Всё это она своими руками готовит. Смородина под окном растёт, булочки да шанежки  в той же печке выпекает.

- У нас уже сформировалась такая еженедельная традиция,- говорит внучка Валерия,- мы каждое воскресенье устраиваем семейный обед. Все собираемся здесь, у бабушки. Накрываем стол. Каждый приносит то, что приготовил. Общаемся, говорим о своих делах. И даже песни поём на коми-зырянском языке.

Традиции предков в семье Кожевиных  соблюдали всегда.  Главное, говорит, Нина Петровна, что дети и внуки родной язык не забывают. Она сама сочиняет  песни на родном языке, а внучка Лера поет в вокальной коми-группе «Зыряночка». Главный специалист  отдела молодежной политики и туризма, постоянная участница различных молодежных акций и герой многих новостных сюжетов городского телевидения, с удовольствием меняет  офисное платье  на  колоритный зырянский костюм и поёт песни своего народа. Но лишь песнями концертные программы творческого коллектива не ограничиваются. Танцы, народные игры и театральные постановки – все это вместе позволяет артистам подробно рассказывать зрителям о том, как жили и чем дорожили их предки.

- Когда я выхожу на сцену,- улыбается Валерия Кожевина,- я испытываю большую гордость от того, что являюсь представителем своего народа, увы, к сожалению, уже малочисленного. И в то же время я испытываю большое удовлетворение оттого, что могу доставлять людям радость своим творчеством. Мы уже вступали в Мужах, и в Салехарде, и в Аксарке, и в Ухту ездили. А в Лабытнанги без песен «Зыряночки» ни один праздник не обходится.

Откуда мы родом? – такой вопрос сегодня задают себе многие. Люди стремятся изучать историю своего народа, его культуру. Нина Петровна Кожевина сохранила её в своих детях и внуках. Причём, особых усилий для этого  не прилагала. Просто воспитывала их трудолюбивыми, чтящими обычаи предков и знающими свой родной язык. Семейную историю навсегда сохранили пожелтевшие фотографии.

Вы дочитали мой доклад до конца?  Так знайте, многого, о чём я рассказывала, практически не существует. Внучка Лера давно уже не спешит в домик бабушки Нины. Строение  пришло в негодность и практически завалилось. Бабушка там не живёт, она  переехала  в благоустроенную квартиру к родственникам. Да и от коми-деревни мало что осталось. Улочки когда-то уютной  деревушки заполняются лишь шумом проезжающих машин по трассе, что рядом. Да и улочек как таковых давно нет. Одиноко стоят несколько строений, остальные разрушены. Время не щадит никого и ничего. И только на кадрах лабытнангшкого телевидения по-прежнему пышет жаром печка в горнице Нины Петровны, солнечные зайчики пляшут по половицам и смотрят тёмными ликами потемневшие иконы из угла.

Уходят в прошлое люди и события, но историческая  память остаётся в программах, сюжетах, видеоочерках. Представители молодого поколения могут воочию  увидеть, как жили их бабушки и дедушки, как трудились, как отдыхали и какими идеалами вдохновлялись. Можно видеть, как через такую связь времен и поколений красной нитью проходит идея укрепления единства российского народа, возрождение духовных традиций и сохранение культурного  наследия.

Заключение

Данная статья написана по мотивам рассказов местных жителей, сотрудников городского музея, по материалам собственных программ. Данная статья нигде не печаталась.

23 октября 2020 г.



Информация © 2011–2020
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2020
Интернет-компания СофтАрт