Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Духовно-нравственное воспитани...

Духовно-нравственное воспитание на уроках литературы при знакомстве с духовными гнёздами русских писателей


Ульянов Владимир Николаевич, МБОУ «СОШ № 3» г. Тарко-Сале Пуровского района, Пуровский район, город Тарко-Сале

 

 

Духовно-нравственное воспитание на уроках литературы при знакомстве с духовными гнёздами русских писателей

 

Д. С. Лихачев, известный учёный-академик писал: «Литература даёт нам колоссальный, обширнейший опыт жизни, она делает человека интеллигентным, развивает в нём не только чувство красоты, но и понимание,- понимание жизни, всех её сложностей, служит нам проводником в другие эпохи и к другим народам, раскрывает перед нами сердца людей, одним словом, делает нас мудрыми».

Изучая биографию писателя, на разных уровнях, мы знакомим учащихся с духовными гнёздами, которые так или иначе повлияли на творчество гигантов русской литературы.

За каждым литературным гнездом - история, предание, судьба. По многим из этих гнёзд черным всполохом прошла Великая Отечественная война.

Считаю, что говорить о разрушающей силе врага, замахнувшегося своим мечом на нашу культуру, должно и нужно.

Изучая бессмертное произведение Л. Толстого «Война и мир» обязательно планирую два часа для разговора на тему «Ясная Поляна в годы войны».

На уроке приводятся воспоминания бывшего директора Яснополянского музея: «30 октября 1941 года в 10 часов утра на усадьбу приехала первая машина с тремя немецкими офицерами. Они потребовали открыть музей, очистить его от мебели для устройства там госпиталя. Через некоторое время вся площадка перед литературным музеем была заставлена машинами. Здесь же били кур, стреляли коров, распластывали туши.

Преподавательница литературы Яснополянской школы Преображенская вспоминала в одном из выступлений: «В нашей школе был штаб дивизии СС «Великая Германия. Был отборный командирский состав, люди с высшим образованием. Одним из первых к нам подошёл молодой мальчишка-офицер…Когда он подошел к библиотеке, он с насмешкой стал рассматривать книги. Затем подошел к столу, на котором стояла статуэтка А. Пушкина…- Пушкин? Коммунист?.. Хотя на этой статуэтке были написаны даты рождения и смерти Пушкина, его это ни в чём не убедило. Он задал мне вопрос: «Чьё это имение?» «Льва Николаевича Толстого». - «Поэт или коммунист?» - «Прозаик, великий писатель. Его знают во всём мире». - «Я не знаю».

Их крайне удивило наше знание немецких поэтов, писателей…Чем эти «культурные люди» украшали стены школы? Они разрисовали их сплошной порнографией. Изумляет отсутствие у них самых элементарных признаков культуры.

Машины привозили в литературный музей медикаменты, увозили раненых, а господа офицеры суют в закрытые машины картины из литературного музея, машины двигаются по кустам и деревьям. Бытовой дом писателя был превращен в казарму для солдат. Все шкафы взломаны, несмотря на то, что сотрудникам музея постоянно твердили, что ни один немецкий солдат ничего не возьмёт. Директор музея Щёголев отмечал, что один немецкий офицер унес весы Софьи Андреевны, внизу печи топили столом из буфетной. Дом Толстого превратился в казарму с автоматами, пулемётами, в одной комнате парикмахерская, солдаты бреются, стригутся, чистятся, в другой комнате сапожная мастерская, кругом мусор, отбросы. Огромный черный танк с ненавистной свастикой пригнали к дому Толстого для починки. Между деревьями протянуты шесты, и на них развешаны свежеободранные туши коров, свиней, награбленных у местных крестьян. У крыльца дома привязаны за перила рыжие кони - французские першероны, лошади рвутся, ломая перегородки. В акте комиссии Академии наук, составленном вскоре после освобождения Ясной Поляны, было сказано: «31 октября началось захоронение около могилы Толстого умерших в госпитале фашистов. Место могилы Толстого для устройства кладбища весьма неудобное: она находится в лесу где много корней от деревьев, мешающих рыть землю. По дороге на могилу и вокруг дома имеются свободные поляны. Тем не менее кладбище для фашистов, умерших в госпитале-дома Толстого, несмотря на протесты сотрудников музея, было устроено именно там, с явной целью надругательства над памятью великого писателя. Рядом с могилой Толстого была, кроме могил, оставлена груда не похороненных фашистских трупов и недалеко выстроен туалет.  Старший батальонный комиссар Мартынов   на страницах фронтовой газеты в дни освобождения этой земли писал: «76 березовых крестов с дощечками, сообщающими фамилии уничтоженных под Тулой мерзавцев, правильными рядами пристроились к могиле Толстого. Кроме кощунства, здесь угадывается подлая повадка раба. Отрицающие Толстого голосом своего фюрера, они с заднего крыльца пытаются пристроиться к толстовской славе. Им, как лакеям, хотелось похвастаться близостью к чужой славе. Недосягаемый Толстой, великий Толстой,- и вот тупой немец похоронил другого немца возле Толстого. Это ли не слава, это ли не тема для разговора в лакейской! Но разговора в лакейской не получится. Хвастливого рассказа о близости к великому не будет. Рассказчиков догонит наша пуля.  Отступая, немцы решили сжечь дом писателя, они разложили костёр в центральной комнате бытового дома, там, где когда-то стояла кровать Льва Николаевича.

Фашисты оставили густо закопчённые стены, зловещее отверстие в обгорелом потолке, обитую штукатурку, кое-где обнажилась кладка, обугленные доски лежали навалом. Комната под сводами, где создавались бессмертные страницы «Войны и мира» была превращена в конюшню, туда заводили лошадей. Вот как об этом писал Николай Асеев, побывавший в Ясной Поляне сразу после её освобождения:

Орды фашистские дики и пьяны,

Вторглись в ворота Ясной Поляны.

Что им Толстой? Звук лишь пустой.

Влезли фашисты ко льву на постой.

 

Всё испоганили, всё истребили,

Книги сожгли и деревья срубили.

Пусть, дескать, в пепел испепелятся

Самые мысли яснополянца.

Как же тут не вспомнить слова самого писателя, написанные в романе «Война и мир»: «Это была толпа мародёров, из которых каждый вёз или нес с собой кучу вещей, которые казались ему ценны и нужны».

Со страшными страницами гитлеровской оккупации я знакомлю учащихся и при изучении творчества А. С. Пушкина. В год освобождения Михайловское являло вид печальной развалины. По дорогам и памятным аллеям ни пройти, ни проехать. Всюду завалы, воронки, разная вражья дрянь.  Вместо деревень ряд печных труб. На «границе владений дедовских» - вздыбленные, подорванные фашистские танки и пушки. Вдоль берега Сороти - развороченные бетонные колпаки немецких дотов. И всюду, всюду, всюду-ряды колючей проволоки, всюду таблички: «Заминировано», «Осторожно», «Прохода нет».

В садах и парках Михайловского, в бывших фашистских блиндажах и бункерах лагерем встали возвратившиеся на свои пепелища жители деревень. Они разбирали блиндажи и тащили к себе брёвна, чтобы строить взамен сгоревших изб новые.

В Михайловском сапёры неустанно слушали и щупали землю. Мины находили в самых неожиданных местах, даже там, где считалось, что всё уже проверено и чисто. Под крыльцом домика, в котором разместилось управление заповедника, оказалась тщательно замаскированная мина. А по этой лестнице поднимались члены государственной комиссии по расследованию фашистских злодеяний – К. Федин, Н. Тихонов, Л. Леонов.

В этом домике ночевали академик А. Щусев, председатель правительственной комиссии по разработке проекта восстановления заповедника. Художник А. Лактионов…Знали бы они, как заглядывалась на них смерть!

Или вот старый клён у домика няни. Уж где-где, а около этого места особенно тщательно проверяли землю. И какой огромный неразорвавшийся снаряд лежал под основанием ствола исторического дерева! Спасибо, обнаружить его помог случай. В мае 1949 года за две недели до юбилейных пушкинских торжеств, разыгралась сильнейшая гроза. Прямым попаданием молнии клён расщепило надвое. Земля вокруг дерева оголилась, и все увидели снаряд. Когда сапёры его вытащили, он оказался размером почти с человеческий рост. Снаряд вывезли за пределы заповедника и взорвали.

Сапёры работали в заповеднике почти 5 лет. Но даже после 1949 года находили фашистские дары. В ограде Святогорского монастыря, особенно сильно заминированного немцами, нашли мину в 1953 году! Уходя из Михайловского, эсэсовцы бахвалились: «Если мы уйдём – ваша земля будет за нас воевать ещё пятьдесят лет!»

Да, земля гудела, люди гибли, только гитлеровцы просчитались. Прошло немного лет, и всюду на заповедной земле наступил покой и мир, никаких фашистских следов не осталось. Остались только ямки да ямы на старых деревьях, которым были нанесены жестокие раны и увечья, и они чувствуют себя как инвалиды первой группы Великой Отечественной…

В стенах Святогорского монастыря, где находится могила А. С. Пушкина, экспонируются документы, повествующие о разрушении монастыря гитлеровцами в 1941-1944 годах. Страницы «Акта государственной чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний немецко – фашистских захватчиков и их сообщников» раскрывают все преступления, кощунства и надругательства гитлеровцев в Святогорском монастыре. Они рассказывают о том, как фашисты взорвали древний Успенский собор, заминировали могилу Пушкина, уничтожили все музейные памятники. Известно, что, отступая, фашисты заложили в ограде Святогорского монастыря более 4000 тысяч мин. Они намеревались взорвать и могилу поэта, но не успели совершить это злодеяние.

Работая над произведениями Михаила Шолохова в 9 и 11 классе, я говорю и о злодеяниях гитлеровцев в станице Вёшенской. Война нанесла огромный урон шолоховскому краю. Фашисты остервенело обстреливали и бомбили не имевшую стратегического значения станицу. Лётчики выбрали для себя цель номер один – дом Шолохова.

Вёшенская пылала в огне, от разрывов бомб и снарядов гибли дети, старики, женщины. Около 500 домов было разрушено, сожжено, превращено в воронки и ямы. Уничтожены здание казачьего театра, водолечебница, тубдиспансер, рентгеновский кабинет, кинотеатр, педучилище, здание народного суда, прокуратуры, склады заготконторы. Пристань, мост через Дон…

В дом Шолохова и во двор попало несколько бомб. Погибла мать Шолохова, Анастасия Даниловна. Сгорели богатейшая личная библиотека писателя, рукописи «Тихого Дона» и «Поднятой целины».

Опять, как в годы юности, теперь уже знаменитый писатель, Шолохов оказался на крутом повороте истории, стал участником и свидетелем величайшей из всех войн. И опять сердце художника было переполнено гневом и болью, ненавистью и страданием. Судьба великого народа-освободителя, его мужественный путь в войне властно и требовательно вошли в художественный мир Шолохова, заставили его вновь обратиться к эпическому полотну.

Набатом прозвучали со страниц «Правды» «Наука ненависти», главы романа «Они сражались за Родину» и позднее «Судьба человека».

Как сообщала газета «Известия» 5 января 1945 года на антигитлеровской выставке в Бухаресте большое внимание посетителей привлекали снимки разрушенных гитлеровскими вандалами памятников русской культуры, в том числе – усадеб в Ясной Поляне и Святогорье. Газета приводит одну из записей посетителей, сделанную на выставке: «Перед этим океаном гитлеровского варварства… отдаёшь себе отчёт в том, чем был обязан весь мир Советскому Союзу». А Эльвин Смит, директор национального совета американо-советской дружбы оставил такую запись: «Американцы никогда не должны забыть то, что сделали фашисты в Ясной Поляне и Пушкинском Святогорье, потому что здесь символически силы жизни и демократии противостояли силам вырождения и смерти. Жизнь и демократия торжествовали».

Президент Российской Федерации В. В. Путин, выступая на торжественном заседании, посвящённом 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, сказал: «Непреходящее значение имеют уроки Великой Отечественной войны. Главный из них состоит в том, что против войны надо бороться, пока она не началась. Исторический опыт учит: для того, чтобы отстоять мир, нужны сплочённые, согласованные и активные действия всех миролюбивых сил…».

А моё сообщение мне бы хотелось закончить словами поэтессы-фронтовички Юлии Друниной:

Есть в России святые места,

Если друг тебя в горе покинет,

Если вдруг на душе пустота,

Ты пойди, поклонись святыне.

Поброди вдоль тригорских прудов

И в Михайловских ласковых рощах,

Как бы ни был наш мир суров,

Здесь всё сложное станет проще.

И над Соротью голубой

Вдруг обратно помчится время,

Ты свою позабудешь боль,

Обретёшь ты второе зренье.

 

 

Список использованной литературы

1.     Архангельская Т. Н., Ясная Поляна в годы войны «Приокское книжное издательство». 1985г. 96с.

2.     Гейченко С. С. Пушкиногорье / - М.: Молодая гвардия, 1981. ... - М.: Планета, 1985. - 255с.

3.     Воронов В. А. На Вёшенской земле: Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1983.

4.     Приказ Минобрнауки России: 17 мая 2012 г. № 413. Приложение// [Электронный ресурс]/ Российская газета. — Интернет-портал. — Режим доступа: http://www.rg.ru/2012/06/21/obrstandart-dok.html, свободный.

5.     Львова, С. И. Примерные программы среднего (полного) общего образования: Русский язык и Литература/ С. И. Львова, Б. А. Ланин, О. М. Александрова. — Москва: Вентана-Граф, 2012. — 152 с.

6.      Холодяков И. В. Духовные ценности русской классической литературы. / И. В. Холодяков // Литература в школе. — 2005. — № 1, 2.

Холодяков, И. В. Литература нравственного очищения. / И. В. Холодяков // Литература в школе. — 2008. — № 4, 5, 6. 5



Информация © 2011–2019
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2019
Интернет-компания СофтАрт