Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Библиотечное театрализованное ...

Библиотечное театрализованное мероприятие по книге Афанасия Никитина «Хождение за три моря»


Соколова Лия Геннадьевна
заведующая библиотекой
МБОУ СОШ с УИОП
г. Салехард

(К 525-летию со дня внесения в Летописный свод)

 

Автор – Соколова Лия Геннадьевна,

 заведующая библиотекой МБОУ СОШ с УИОП

г. Салехард

Оформление:

 

1.Выставка книги Афанасия Никитина «Хождение за три моря» и книг об Афанасии Никитине.

2. Лист настенного календаря «Афанасий Никитин. Хожение за три моря».

Действующие лица

  1. Афанасий Никитин
  2. Махмуд
  3. Купцы (2 – 3 человека)
  4. Танцующие индианки
  5. Индианки в сари
  6. Индусы
  7. Слон
  8. Обезьяны
  9. Корова

Просмотр презентации об Афанасии Никитине и его книге «Хожение за три моря».    

Сцена 1. Тверь. Горница воеводы  Бороздина Бориса Захарьича.

 

Воевода: В тяжкий путь посылаю тебя, Афанасий… Сказывателей о тех чудных землях много, а самовидцев никого, никто туда досель не хаживал. Добудешь булат – высоко взлетит Тверь, выше Москвы. Оружие надобно доброе. Мечом теперь не навоюешь – тяжел и ненадежен в бою, бьет сабля наше железо. Булатный же доспех не берет даже топор. Сам знаешь, сколько золота  платим басурманам за каждый булат, никакой казны не хватит. Всего есть у нас 9 сабель да булатная рогатина.

Вот, гляди и запоминай узоры – это главное, как лицо для человека. Вот прямой узор. А тут струйчатый. Запоминай. А здесь что видишь?

 

Никитин: Тут, Борис Захарьич, то ли пряди видно, то ли сеть рыбацкую.

 

Воевода: Верно зришь. То добрый булат. А вот самый лучший булат: сталь черная, отлив золотистый, узор как спутанная пряжа. Надо такой найти.

 

Никитин: Где искать-то?

 

Воевода: Не знаю я. Но окромя тебя, никто не сладит это дело.

 

Никитин: Почему?

 

Воевода: Ты чужие языки знаешь, веру и обычаи ведаешь. Воинами княжество обороняется, а торговыми людьми крепится. А ты, Афанасий, ныне и воин, и купец. Тяжко будет, терпи. Томить станут, молчи. Не о себе думай – о земле отчей.

 

Никитин: Не подведу, не бойся, воевода.

 

Воевода: Задал я тебе трудную загадку: иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что.

 

Никитин: Ништо, Борис Захарьич, к редкой загадке отгадка не придумана.

 

Воевода: Присядем перед дальней дорогой.

 

Присели, помолчали. Воевода встал, обнял Никитина.

 

Воевода: Ну, Афанасий, с богом. Крепко надеюсь на тебя.

 

Сцена 2. Город Таром. Купцы едят рис,  пьют чай.

 

 1 купец: А еще, о купцы, есть царство Басман, где водится  зверь единорог. Шерсть у него овечья, а ноги слоновьи, во лбу толстый черный рог.

 

2 купец: А я слышал, что есть на свете остров, где живут люди с песьими головами. Остров тот называется Агаман. И алмазов на том острове видимо-невидимо. Но плыть туда страшно: как поймают псоголовые чузеземца, так и разорвут на куски.

 

3 купец: Про остров Агаман я не слыхал, но таких самоцветов, как в Индии, нигде нет. Есть там горы, где жара нестерпимая, а в скалах глубокие пещеры, усыпанные алмазами и рубинами, но стерегут их огромные змеи. И вот что делают хитрецы: кидают в пещеры сырое мясо, к нему пристают самоцветы. А в тех горах живут белые орлы. Завидит орел мясо, схватит и несет в гнездо. Тут хитрецы начинают кричать, свистеть в дудки, бить в барабаны. Орел выпустит мясо, так и собирают самоцветы.

 

Махмуд: Господи, и чего только не создал ты! Горы соляные и медные, людей белых и черных, огромных слонов и крохотных птичек, плоды обильные и цветы дивные. Послушаешь вас, почтенные, и своя земля ещё милее станет. Во имя аллаха милостливого пора нам идти спать, а то базар проспим. Пойдем, Афанасий!

 

Никитин: Иду, почтенный Махмуд.

 

Махмуд: Всю жизнь я покупаю и продаю. Три месяца мы живем в Тароме, я продал бирюзу и кашанские ковры, скупил здесь весь ревень и ещё много целебных трав – хватит всем лекарям Исфагана.  А ты, Афанасий, почему до сих пор не продаешь, не покупаешь?

 

Никитин: Я хочу поехать в Индию. А какой товар туда везти не знаю. Не подскажешь ли ты мне, Махмуд?

 

Махмуд: Вон оно что! В Индию! Я желаю тебе добра, но путь в Индию далёк и опасен. Я знаю, Афанасий, что в Индии не родятся кони. Хитрые купцы не возят туда кобыл, а только жеребцов. Простой конь, который стоит здесь шестьдесят монет, там идет за шестьсот. За арабского скакуна или аргамака там платят три тысячи. Но есть кони ещё дороже, да мало кто знает, как выбрать такого коня.

 

Никитин: Неужели даже ты, Махмуд, не знаешь?

 

Махмуд: Есть у меня на примете такой конь. Жеребец пегой масти, по рыжим бокам и по спине – белые пятна. Стоит пятьсот дирхемов. Помогу тебе, Афанасий, купить его.

 

Афанасий: Я с радостью и благодарностью приму твою помощь, уважаемый Махмуд.

 

Махмуд: Все-таки ты странный купец. Другие спрашивают о ценах на товары, о том, как отличить настоящие алмазы от поддельных, где продать дороже, а купить дешевле. А ты спрашиваешь названия звезд, парусов, ветров. И все записываешь – я видел много раз. Не бойся, но будь осторожен. Не все, кто выдает себя за купцов и паломников, на самом деле таковы.

 

Афанасий остается на сцене один, садится за стол, берет в руку перо и начинает писать:

 

Тетрадь Афанасия Никитина

Три года ходил я с товарами по Каспийскому и Чёрному морям, пока увидел океан. Целый месяц тава с конями и людьми без устали спешила к индийским берегам. Один день был похож на другой. Едва из океанских вод вставало огромное оранжевое солнце, вахтенный матрос громким криком будил всех: «Вставайте, молитва лучше сна!». В плавании и матрос, и пассажир должны сами заботиться о пропитании. Единственное, что было общим для всех, - это глиняная печка на носу тавы, похожая на бочонок, в ней пекли лепешки. И ещё большой медный кувшин с водой. Около печки и кувшина всегда сидел матрос, следя, чтобы горячий уголёк не выкатился на палубу, а драгоценная вода не расплескалась. Он же следил за чашкой с маслом, где плавала маленькая железная птичка. Она  всегда своим клювом показывала на восток, а хвостиком – на запад. Это был компас.

Ну, вот и долгожданная земля – Индия!

 

Сцена 3. Индия.

Шумный индийский базар с многочисленными торговцами, с бегающими тут же обезьянами, с проводимым индусом слоном.

Индианки, одетые в сари, исполняют ритуал поклонения корове.

 

Тетрадь Афанасия Никитина

Дома подвалил бы жеребцу сена либо подсыпал овса, а здесь, в Индии, коней кормят по-чудному.  Чистят полдюжины вареных яиц, мелко рубят их в деревянной плошке, прибавляют вареный рис, масло и пряный соус. Потом все перемешивают и лепят из смеси шары величиной с кулак. Этими шарами и кормят коней. Приучить коня глотать эти шары очень трудно. Иногда до полугода пройдет, прежде чем конь сам станет глотать шары. А так несколько человек во время кормления держат коня, один открывает и держит пасть, другой вытягивает язык жеребца и толкает в пасть шары один за другим.

Танец индийских девушек завершает мероприятие.

      


Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт