Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » История Обдорской миссии. Обдо...

История Обдорской миссии. Обдорская духовная миссия в 1893-1897 гг.


Казанцев Петр Петрович
редактор – консультант
ОГТРК «Ямал-Регион»

Казанцев Петр Петрович,

редактор – консультант ОГТРК Ямал-Регион»

 

История Обдорской миссии

Обдорская духовная миссия в 1893-1897 гг.

 

Письма Тобольского губернатора Н.М.Богдановича

к епископуТобольскому и Сибирскому Агафангелу (Преображенскому)

как свидетельство соработничества духовной и светской властей.


 

Минувшие десять с лишним веков дали России изобилие святых, праведников, священномучеников; при этом очевидно: путь к стяжанию святости им открыл св. великий князь Владимир, креститель Руси. По слову свт. Николая Сербского (Велимировича), «он – основоположник святительства и святости в русском народе. <…>С этого святителя-державника начинается новая Русь, новый народ, новый дух, новый путь, новая культура». [1]

Продолжателями цивилизационной миссии св. князя Владимира – спустя столетия – стали сибирские архипастыри, много потрудившиеся на ниве крещения инородческого населения, просвещения самоедов и остяков светом Евангельского послания.

Основоположником плодотворной миссионерской работы на Севере Сибири можно считать свт. Филофея(Лещинского), митрополитаСибирского и Тобольского (16501727): уже при первом его путешествии из Тобольска на Крайний Север в 1712 г. река Сосьва сделалась купелью для многих остяков, а также и для обдорского князька Тайши Гындина (в крещении Алексия).

А в конце XIX в. достойным продолжателем миссионерской деятельности – уже на новом уровне – стал Агафангел (Преображенский), епископ Тобольский и Сибирский (18541928).

Оставив Иркутскую кафедру в связи с новым назначением, он 20 сентября 1893 г. в 9 час. утра прибыл в Тобольск на пароходе «Галкин-Врасский».

С этого дня епископу Агафангелу пришлось много внимания уделять делам миссионерства; они осложнялись тем, что в то время Обдорская духовная миссия находилась не в самом лучшем состоянии.

Об этом свидетельствует, например, рапорт протоиерея М. Путинцева1епископу Агафангелу от 30 января 1894 г. о состоянии Обдорской миссии.

Он побывал в Обдорске «по случаю ежегодной там в это время ярмарки» и утвердился в справедливости мнения Тобольского епархиальногое начальства, которое «давно уже признало крайнюю несоответственность своей цели духовных миссий в Низовском крае здешней губернии, не оправдывающих возложенных на них надежд и почти без всякой пользы поглощающих затрачиваемые на них ежегодно значительные суммы»[2].

Действительно, ещё в 1891 году делались заявления о бесполезности и бесплодности Обдорской миссии (как, впрочем, и Сургутской) «при тогдашнем их составе и устройстве»[3].

Духовные власти – по мере своих возможностей – ревностно относились к делам миссии. Например, ещёв ноябре 1890 г. по благословению Иустина (Полянского), епископа Тобольского и Сибирского, для содействия, в том числе, и миссионерской деятельности было учреждено Церковно-Православное братство; его небесным покровителем стал св.вмч. Димитрий Солунский: в день его памяти «300 лет тому назад, русскими была завоёвана Сибирь» [4].

Однако для того, чтобы бы вести миссионерскую работу более активно и целенаправленно, требовалась поддержка гражданских властей.

И такую поддержку епископ Агафангел нашёл в самом скором времени по прибытии в Тобольск. Уже в декабре 1893 г. он получил письмо от тобольского губернатора Н.М. Богдановича [5].

Дело в том, что накануне Н.М.Богданович совершал поездку по северной части губернии и познакомился с действительным положением Обдорской миссии (а также многих храмов и Кондинского монастыря). Увиденное настолько затронуло губернатора, что он решил предложить своюподдержку епархиальным властям.

Губернатор пишет еп. Агафангелу: «положение Обдорской миссии, по моему мнению, вызывает необходимость неотложных мер к выведению из настоящего ее печального состояния, каковые меры, если Вы разделите мой взгляд, по сему предмету могли бы быть приняты при содействии гражданской власти».

При Обдорской миссии,сообщает губернатор владыке, имеется школа для остяцких и самоедских детей, но от неё нет проку, «ибо коснеющие в полуязыческом невежестве инородцы не вызывают ни малейшего желания отдавать детей своих в школу, пока в школе этой будут учителями и наставниками люди, не владеющие их языком».

Н.М. Богданович напомнил владыке о «цветущем состоянии» другой подобной школы для остяков (при Кондинском монастыре) и предложил направить в Обдорск сестёр из этого монастыря, чтобы они «с честью выполнили бы свою задачу первоначального просвещения инородцев в их юртах и кочевьях, соединяя его с врачеванием больных, обучением детей, помощью неимущим».

А в конце письма тобольский губернатор. обращаясь к владыке, делает очень важное, на наш взгляд, замечание: «…могу уверитьВас, что со стороны гражданской администрации губернии было бы оказано этой деятельности общинысамое энергическое содействие».

И действительно: Н.М. Богданович не просто предлагает пути решения назревшей проблемы, – губернатор готов оказать этому делу и практическую поддержку.

И дело пошло.

Вскоре помощник председателя по миссионерскому отделению братства св. вмч. Димитрия Солунского протоиерей М. Лебедев обратился к

настоятельнице Иоанно-Введенского монастыря игуменье Миропии с просьбой определить сестёр для поездок по кочевьям инородцев[6].

И недели не прошло, как игуменья Миропия в ответном письме [7] сообщила протоиерею, что«образование 2-3 групп из сестер обители с целью проповеди святого Евангелия среди язычников, обитающих около Обдорска, монастырь признает удобоисполнимым», поскольку среди сестёр нашлись желающие «посвятить себя на это апостольское дело». (Их, кстати, набралось немало: пятнадцать человек).

Такому быстрому и успешному решению дела способствовало постоянное внимание Тобольского губернатора. Он не забывал об Обдорской миссии даже когда приезжалпо делам в Санкт-Петербург. Зимой 1894 г. Н.М. Богданович, находясь в столице, был представлен императору Александру III, а также некоторым приближенным чиновникам. В их числе был и обер-прокурор Святейшего синода К.П.Победоносцев.

В письме, отправленном из Санкт-Петербурга в феврале 1894 г., Николай Модестович писал епископу Агафангелу: «…я имел случай беседовать с Константином Петровичем [Победоносцевым] об Обдорской миссии и сообщить ему о сочувственном отношении Вашего преосвященства к предложениям моим, касающимся этой миссии»[8].

Далее Тобольский губернатор просил сибирского архипастыря подготовить для обер-прокурора предложения об устройстве Обдорской миссии с участием в ней сестёр Кондинского монастыря. И добавлял: «…оставаясь в Петербурге до первых чисел марта, а может быть, и до половины сего месяца, я бы имел возможность лично походатайствовать здесь [об] успехе сего дела».

Эта готовность «лично походатайствовать» об успехе устроения Обдорской миссии вызывает глубокое уважение; при этом мы помним, что Тобольский губернатор в то время был загружен и многими другими делами

государственной важности (например, устройством переселенцев в Сибирь и преодолением последствий неурожая предыдущих лет) [9].

Н.М. Богданович (так же, как и К.П. Победоносцев) прилагал все усилия, чтобы привести народ к нравственной, духовной жизни во Христе.

Оба замечательных патриота, государственника трагически погибли от рук эсеровских террористов-революционеров, которые, поддавшисьязыческому по сути соблазну,вычеркнули из души христианскую мораль,

А духовные наследники эсеров – захватившие власть большевики – отправили по этапу в Нерчинскую ссылку епископа Агафангела (Преображенского).На Юбилейном архиерейском соборе РПЦ В августе 2000 г. он был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

И потому очень созвучны времени слова Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла: «… князь Владимир, определив цивилизационное развитие своего народа, включив через Таинство Крещения свой народ в великую традицию духовной и нравственной жизни, увенчанную и украшенную подвигом сонма святых и новомучеников. И сегодня мы верим, что, несмотря на языческие соблазны мира сего, продолжая дело святого равноапостольного великого князя Владимира, мы будем идти вперед, будем стремиться горе, потому что человек, не устремляющийся к небу, обречен на то, чтобы пресмыкаться на земле».

 

 

Библиографические сведения


 

[1] Слово свт. Николая Сербского (Велимировича) на праздновании дня памяти святого равноапостольного великого князя Владимира15/28 июля 1932 года в Белграде. Цит. по: Новый журнал. М., 1995. № 2. С. 151-161.

[2] ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156. Оп.26. Д. 864. Л. 189-198 об.

[3] «Тобольские епархиальные ведомости», 1891, № 21-22.

[4] Устав Тобольского Братства Св. великомученика Димитрия Солунского.//Тобольские Епархиальные Ведомости, 1890, № 23-24.С.508. 

[5]ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 26. Д. 864. Л. 199-200.
[6] ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 26. Д. 864. Л. 204-204 об.

[7] ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 26. Д. 864. Л. 205-205 об.

[8] ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 26. Д. 864. Л. 203-203 об.

[9] cм. Пархимович С.Г. Сибирские и Тобольские губернаторы: Исторические портреты. Тюмень, 2000. С. 385-386.

[10]Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Первосвятительское словов канун дня памяти святого равноапостольного великого князя Владимира и в канун Дня Крещения Руси 27 июля 2012 г.)

  • marina549 14 ноября 2014 г.
    Можно ли сказать, что это были годы зари православия в Обдорске?    Абыла ли миссионерская деятельность в те годы?  Пришли ли законы на север? Или это был всеголишь миф? Сибирь для русского человека была землей,  не освященной Богом.   Конечно, главная задача – это просветитьязычников, принести им веру и привести их в веру.  Но и пришлый человек не особо отличалсянабожностью.  Недавно я прочла однуработу (это газетная статья), которая заставила меня немного задуматься над этой темой  ( Заря православия в Сибири). Вот цитата.   (олюдях, которые пришли в Сибирь)«Мы уже грешны, попав в землю нечистую… Но сделали это вынужденно… Аздесь, в басурманской стороне, можно вести себя не по православным законам, поскольку закон этот сюда еще не пришел…»К чему я все это пишу.  Можно лисчитать эти годы (которые отмечены в докладе) действительно зарей православия на  нашем Севере (Ямале)?     И можно ли сравнить то время, с  некоторыми периодами современности?  Кто знает. Спасибо за статью  Петру Казанцеву.  Это новые ответы на вопросы и новая тема дляразмышления.
    Можно ли сказать, что это были годы зари православия в Обдорске?    Абыла ли миссионерская деятельность в те годы?  Пришли ли законы на север? Или это был всеголишь миф? Сибирь для русского человека была землей,  не освященной Богом.   Конечно, главная задача – это просветитьязычников, принести им веру и привести их в веру.  Но и пришлый человек не особо отличалсянабожностью.  Недавно я прочла однуработу (это газетная статья), которая заставила меня немного задуматься над этой темой  ( Заря православия в Сибири). Вот цитата.   (олюдях, которые пришли в Сибирь)«Мы уже грешны, попав в землю нечистую… Но сделали это вынужденно… Аздесь, в басурманской стороне, можно вести себя не по православным законам, поскольку закон этот сюда еще не пришел…»К чему я все это пишу.  Можно лисчитать эти годы (которые отмечены в докладе) действительно зарей православия на  нашем Севере (Ямале)?     И можно ли сравнить то время, с  некоторыми периодами современности?  Кто знает. Спасибо за статью  Петру Казанцеву.  Это новые ответы на вопросы и новая тема дляразмышления.
  • andreeva 15 ноября 2014 г.
    Действительно очень важно "соработничество", сотрудничество духовной и светской властей во всей нашей с вами жизни, особенно в таких ее областях, как обучение и воспитание подрастающего поколения. Значение такого сотрудничества было трудно переоценить во все времена,  на сегодняшний день вопрос взаимодействия духовных властей и государственных структур также актуален. Спасибо за статью, было крайне интересно ознакомиться с тем, как в конце 19 века государственники заботились о духовно-нравственном воспитании всего народа, даже на столь отдаленных от Центральной России территориях.
    Действительно очень важно "соработничество", сотрудничество духовной и светской властей во всей нашей с вами жизни, особенно в таких ее областях, как обучение и воспитание подрастающего поколения. Значение такого сотрудничества было трудно переоценить во все времена,  на сегодняшний день вопрос взаимодействия духовных властей и государственных структур также актуален. Спасибо за статью, было крайне интересно ознакомиться с тем, как в конце 19 века государственники заботились о духовно-нравственном воспитании всего народа, даже на столь отдаленных от Центральной России территориях.


Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт