Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Нравственые ценности и свобода...

Нравственые ценности и свобода выбора: конфликт противоречий?!


Нравственые ценности и свобода выбора: конфликт противоречий?!

Микрюкова Наталия Игоревна,

МБУК «Централизованная библиотечная система»,

г. Лабытнанги

 

Развитие общества в значительной степени зависит от глубины теоретического осмысления явлений и процессов его многогранной, противоречивой реальности, в том числе и духовной. Социальные изменения в нашем государстве, произошедшие в течение последних десятилетий, привели не только к ломке многих общественных, политических, экономических стереотипов, но и к разрушению устоявшегося мировоззрения у значительной части граждан. Эти изменения стали толчком к поиску нового смысла жизни, возникновения новых потребностей, интересов, ценностных ориентаций. Отсюда и необходимость научного обоснования ценностных основ духовного возрождения нации в контексте мировой социокультурной системы, что актуализирует обращение к нравственным ценностям, в частности православным.

Проблема нравственных ценностей касается сферы внутренней духовной жизни личности и требует ее решения в общей социально-легитимной форме. Поиск общезначимых морально-ценностных ориентиров социального развития требует тщательного изучения природы нравственных ценностей, их содержания, структуры и характера функционирования.

Вопрос религиозной духовности, христианской этики, влияния христианства на современное нравственное состояние общества является предметом широкого обсуждения в современной религиоведческой литературе. Речь идет о необходимости выделения ценностной проблематики как таковой, что имеет самостоятельное научное значение, а также осмысления природы ценностей, понимания и объяснения их сущности, определение основных характеристик и форм существования, структурных уровней организации и закономерностей развития.

Цель работы заключается в определении взаимоотношений нравственных ценностей и свободы выбора.

Анализ ценностной сферы христианства открывает пути преодоления или минимизации межконфессиональных и межцерковных взаимоотношений. Для христианской теологии, несмотря на достаточно широкое использование категории ценности, характерно игнорирование дефиниции этого понятия. Содержательный анализ понятия «ценность» имеет место лишь в трудах католических теологов и основывается на идее блага Фомы Аквинского, где категория ценности отражает количественное различие имеющегося в явлениях блага и служит тем свойством вещей, которое может дать представление об их сущности.

В христианской аксиологии не существует однозначного подхода к определению структуры ценностей. Однозначным является лишь признание приоритета религиозных, собственно христианских ценностей над другими. При наличии в христианской теологии разделения ценностей на собственно религиозные или духовные, относящиеся к трансцендентному миру, и «человеческие», что необходимы лишь в земной жизни, параллельно производится линия по признанию ценными всех проявлений бытия, в их числе и материальных, как результатов Творения Божьего.

На почве анализа христианских этических концепций понятия христианской аксиологии в виде иерархической ценностной системы. Высшей ценностью развернутой христианской системы признается Бог, который является абсолютным началом и абсолютным объектом аксиологического отношения.

Особое место в ценностной иерархии христианства принадлежит человеку. Утверждая идею богосотворення человека, христианство отстаивает представление о его богоподобности. Личность же, как первично духовная сущность поставлена выше общества. Для современной христианской аксиологии приоритетным является внимание к личности человека, его божественной природе и назначению, что предполагает смену акцентов в ценностной системе.

Христианство претендует на роль морального регулятора поведения человека, предлагая ему ценности, нормы и критерии оценок. Христианская этика богоцентричная, а важнейший нравственный принцип христианства – любовь-агапе.

В обществе христианские ценностные системы изменяются под влиянием современных тенденций социального развития, которое подчинено историческим закономерностям видоизменения религиозных ценностных систем в сторону роста их субъективности. При этом изменяется значение, структура и формы функционирования ценностей.

Формирование духовности личности на основе ценностей должно опираться на эволюционно-синергетический подход, который, основываясь на идеях исторического нелинейного развития ценностей и их понятийного аппарата через синтез и интеграцию своих составляющих (литература, искусство, музыка, живопись и тому подобное), приводит к расширенному и уточненному пониманию морали, нравственности, духовности и, в конечном счете, к пониманию и позитивному отношению к единству, многообразию и неисчерпаемости мира.

Одной из центральных идей христианства является свобода. Употребление понятия «свобода» зависит от многих конкретных обстоятельств, поэтому, по мнению Константинопольского Патриарха Варфоломея, это понятие является сложным и запутанным, поскольку в разные времена и в разных культурах люди понимали понятие «свободы» по-разному. С позиции Вселенского патриархата, свобода – это дар, который достигается большими духовными усилиями и борьбой за свободу освобождения от греха, и справедливость, однако такая борьба выходит за пределы любого национального или расового соперничества или конкуренции. Человечество лишено свободы и святости, поскольку упало в зависимость от греха, поэтому человек должен осознавать и понимать, что в мире он не свободен делать только то, что хочет [2; 217-220, 231].

Свобода является одним из проявлений образа Божия в человеческой природе [1]. То есть в православной традиции неприкосновенность личности и защиту ее неотъемлемого достоинства связывают не столько с правами человека, сколько собственно христианским пониманием богоподобия человека [3].

Исследуя позицию православной церкви, можно выделить следующие свойства человеческой свободы: 1) свобода – это дар Божий; 2) она, по сути, данная людям всегда; 3) почувствовать свободу, значит, стать для нее неутомимым свидетелем любви Божьей и высвободить православную веру от любых государственных институтов или должностей, и жить, не осуждая тех, кто живет иначе; 4) свободу невозможно запрограммировать, поскольку она развивается, а потому может быть по-разному представлена сегодня и завтра; 5) свобода может быть разнообразной: она бывает не только блудницей, но и рукой милосердия, не только лапой грабителя, но и рукой помощи [4]; 6) свобода человека – это большая ценность, поскольку Бог создал нас такими, он вложил свободу в нашу природу; 7) свобода человека является положительным фактором только в том случае, если она приводит нас к добру, а не злу [5].

Стоит обратить внимание на то, что РПЦ в Декларации и в Основах учения различает два проявления свободы:

1) свобода как возможность выбора между добром и злом (свобода выбора);

2) свобода от зла (или свобода в добре), которая, с точки зрения христианской традиции, достигается жизнью во Христе и является абсолютной [3].

Смысл свободы выбора, согласно православной традиции, состоит в том, чтобы человек сам добровольно, а не вынужденно жил в общении с Богом [6], поскольку человеку не обойтись без помощи Бога, ибо только он является источником всякого блага. В то же время свобода выбора не является абсолютной и конечной ценностью. Осуществляя эту свободу, человек не должен вызывать зло в самом себе и в окружающих. В этом заключается запрет злоупотреблять правом. Например, первые люди (Адам и Ева), отвергнув Бога и опираясь только на себя, злоупотребили свободой выбора, и, соответственно, человек потерял другую свободу – свободу жить в добре, которую он имел в первородном состоянии. Эту свободу человеку возвращает Иисус Христос через тайны крещения и Пресвятой Евхаристии (Ч.II.1) [1].

Православная церковь признает ценность свободы выбора, однако утверждает, что последняя исчезает, когда выбор делается в пользу зла, ведь зло и свобода несовместимы (Ч.III.2) [1]. Некоторые люди, делая выбор в пользу греха и считая, что он должен быть защищен государством, настаивают на общественном признании греха как одной из норм поведения. Однако грех и зло приводят к потере свободы, к разрушению общества и личности [6]. Эту позицию поддерживает и Болгарская православная церковь, считая, что свобода личности – это дар Божий, который является священным и неприкосновенным, а смысл и ценность человеческой свободы заключаются в выборе добра [7].

Священное Писание Нового Завета утверждает о необходимости собственных усилий человека для освобождения от греха, поскольку каждый, кто совершает грех, есть раб греха, а действительно свободный тот, кто идет путем праведной жизни, ищет общения с Богом, который является источником абсолютной истины. Однако злоупотребление свободой, ведение безнравственного образа жизни, в конце концов, разрушает саму свободу выбора (Ч.II.2) [1].

Свобода воли проявляется в определении целей жизни и деятельности человека, а также в выборе способов их реализации [8; 177]. Подчинение воли человека какому-то внешнему авторитету с помощью манипуляции или насилия рассматривается как нарушение порядка, установленного Богом (Ч.ИИ.1) [1].

Свобода выбора (в том числе и свобода от греха) и свобода воли принадлежат к естественному уровню существования человека, в котором он живет согласно с законами и потребностями своей индивидуальной природы. Однако с богословской позиции полнота личной свободы не сводится к свободе проявления индивидуальных качеств, а находит свое выражение в лично свободном определении человеком образа существования своей индивидуальной природы с ее достоинством и совершенством [8; 176-179].

По мнению Вселенского патриархата, общество рассматривает свободу несколько ограниченно – только как свободу выбора. Патриарх Варфоломей считает, что при определении понятия свободы с православной позиции необходимо учитывать следующее: 1) земные действия или возможности, независимо от широты их диапазона, все равно будут запятнаны грехопадением и бренностью; 2) свободу необходимо направить на преодоление человеческого «грехопадения», слабости человеческого бытия; 3) именно Бог наделил людей способностью распознавать добро и зло; 4) с духовной точки зрения, свобода человека всегда является относительной, а абсолютной есть только свобода Бога, поскольку она ничем не обозначена и не ограничена; 5) тайна свободы заключается в том, что она одновременно является источником наивысшего достоинства и тяжелых страданий человечества; 6) выражением свободы являются любовь [2; 220-222].

Свобода не может быть самоцелью, поскольку общество вынуждено будет признать и ее крайние проявления, которые приводят к саморазрушению человека и упадку общества. Например, проблема с унижением религиозных чувств заключается не в том, что существует свобода слова или свобода творчества, а в том, как эта свобода используется. Поэтому церковь осторожно относится к внутреннему миру человека и его свободе выбора.

Православная церковь неоднократно отмечала, что принцип свободы должен быть гармонизирован с моралью и верой. Эта гармонизация должна быть отражена в законодательстве, поскольку, по мнению церкви, мораль для всех одна, под которой понимается содержание десяти Божьих заповедей (Ч.II.1., III.2) [1]. С позиции РПЦ, когда нравственные законы, по которым живет человек, вступают в противоречие с законами юридическими, то это создает очень опасную коллизию, так как личность оказывается в ситуации, так сказать, двойной лояльности, когда она должна либо оставаться верной своему нравственному чувству или своим религиозным убеждениям (что для верующего человека одно и то же), или изменить их, чтобы сохранить послушание государству [5].

Православная церковь отмечает, что общество должно ориентироваться на обе свободы, гармонизируя их реализацию в публичной сфере. Свободное положение в добре и истине невозможно без свободы выбора. Соответственно и свободный выбор теряет свою ценность, смысл, если обращается ко злу (например, если такие явления, как аборт, самоубийство, извращения, разврат, разрушение семьи, культ грубости и насилия будут оправдываться с точки зрения искаженного понимания свободы человека). Не стоит такие явления положительно отмечать и средствам массовой информации. Подчинение воли человека посредством манипуляции или насилия некоему внешнему авторитету рассматривается православной церковью как нарушение порядка, установленного Богом (Ч.II.1-2) [1].

Каждый человек, по мнению церкви, наделен от Бога достоинством и свободой. Однако использование свободы назло влечет за собой уменьшение собственного достоинства человека и унижение достоинства других людей. Общество должно создавать такие механизмы, которые восстанавливают гармонию человеческого достоинства и свободы. В общественной жизни концепция прав человека и нравственность могут и должны служить этой цели (Ч.III.1) [1].

Таким образом, можно отметить, что

1. Свобода является одной из основных ценностей человека и неотъемлемой от него и в классическом понимании интерпретируется как возможность человека быть в своих взглядах и поступках независимым от других субъектов (т.е. как духовная (интеллектуальная) и физическая свобода). С православной позиции свобода человека – это большая ценность, которой одарил Бог каждое человеческое существо, поэтому человек наделен свободой уже в силу того, что он является образом Бога на земле.

2. С философско-правовой позиции свобода человека также понимается и как свобода выбора, прежде всего выбора личного образа жизни, партнера, профессии, религии. В православной же традиции определение целей жизни и способов их реализации опосредуется свободой воли, которая не должна быть подчинена какому-то внешнему воздействию, поскольку это будет считаться нарушением порядка, установленного Богом.

3. Свобода человека юридически выражена через права и обязанности, закрепленные в государственном законе; поэтому свобода заключается и в возможности реализовывать свои права без каких-либо ограничений, кроме тех, которые прямо предусмотрены в законе, фактически это реализация свободы через права человека. Также это означает, что свобода человека не является абсолютной, а имеет соответствующие пределы, урегулированы позитивным правом. Что касается ограничения свободы какими-то другими нормами (моральными, религиозными и т.п.), то оно зависит уже от воли самого человека. Хотя православная традиция считает, что принцип свободы должен быть гармонизирован с моралью и верой.

4. Благодаря праву каждый человек может реализовать свою свободу в двух традиционных формах: 1) свобода от (отрицательная свобода) – свобода от посягательства на нее со стороны государства или других субъектов; 2) свобода для (положительная свобода) – свобода для совершения определенных действий для самореализации личности, в соответствии со своими способностями.

5. Православная традиция выделяет две формы свободы: 1) свобода от зла (свобода в добре), которая достигается ответственным жизнью во Христе (то есть в соответствии с его заповедями), и является абсолютной, поскольку ценность (в том числе и свобода), которая дарована Богом, не может быть никем отобрана; 2) свобода выбора между добром и злом, которую можно потерять, если выбор делается в пользу зла, для того чтобы ограничить злоупотребления правом и чтобы человек не использовал свою свободу в ущерб себе и окружающим, поскольку использование свободы назло влечет за собой уменьшение собственного достоинства человека и унижение достоинства других людей. Православная церковь отмечает, что выбор должен делаться только в пользу добра, то есть фактически существует вето на выбор зла. С одной стороны, вроде человек и имеет выбор, а с другой – церковь категорически осуждает выбор в пользу зла. Разница между православной позицией и международным стандартам заключается также в следующем: с позиции православной церкви свобода от зла означает, что личность не может делать выбор в пользу зла, поскольку, сделав выбор в пользу зла, она может нанести вред себе, другим людям или обществу в целом (то есть речь идет и о «внутреннем» и о «внешнем» зле); в международных же стандартах говорится только о «внешнем» (или социальном) зле, например, человек свободен от нужды, от голода, от произвольного лишения свободы, от вмешательства в ее личную жизнь и т.д. (то есть это все внешние факторы, влияющие на человека).

 

Список литературы

  1. Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека / Принято на архиерейскими Соборе Русской Православной Церкви 24-29.06.2008 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: // www. mospat. ru.

  2. Варфоломей, патриарх. Приобщение к Таинству: православие в третьем тысячелетии / Всесвятейший Вселенский Патриарх Варфоломей. – М.: Эксмо, 2008. – 368 с.

  3. Булеков Ф. Межхристианская дискуссия по вопросу о правах человека / Филарет Булеков, игумен // Церковь и время. Научнобогословский и церковно-общественный журнал. – 2009. – № 3 (48). – С. 35-57.

  4. Зелинский В. Свиток свободы / В. Зелинский // Человек. История. Весть / сост. К. Б. Сигов. – М.: Дух и Литера, 2006. – С. 17-33.

  5. Митрополит Кирилл: «Не должно быть законов, оскорбляющими и возмущающей нравственное чувство человека». Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата выступила с лекциями перед активистами политической партии «Единая Россия». 18.08.2006 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http : // www . mospat. ru / archive / 3 2611. htm.

  6. Доклад Митрополита Смоленского и Калининградский Кирилла, Председателя отеля внешних церковных связей Московского патриархат «Об основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» на архиерейскими Соборе Русской Православной Церкви 2008 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http : // www . mospat . ru.

  7. Заявление Священного Синода Болгарской Православной Церкви по поводу возможного посещения Болгарии Манчестер Мэн Муном, 27.10.2005 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http : // www . pravoslavie . ru.

  8. Чурсанов С. А. Христианский образ человека: основные линии православного вероучения [Текст] / С. А. Чурсанов // Церковь и время. Научно-богословский и церковно-общественный журнал. – 2009. – № 4 (49). – С. 165-195.

  9. Выступление Председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Смоленского и Калининградский Кирилла на панельной дискуссии «Права человека и межкультурный диалог» (7-я сессия Совета по правам человека ООН, Женева, 18 марта 2008 г.) [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: // www . mospat . ru / cepter . php & page = 40 148.

  10.  



Информация © 2011–2017
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2017
Интернет-компания СофтАрт