Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Организация миссионерского слу...

Организация миссионерского служения в Обдорской духовной миссии


Падылина Н. Г.
специалист по работе с молодежью
МАУ РМЦ подростковый клуб по месту жительства «Островок»
г. Тарко-Сале

Падылина Н. Г.,

специалист по работе с молодежью

 МАУ РМЦ подростковый клуб по месту жительства «Островок»,

г.Тарко-Сале, Пуровский район, 

 

 

Организация миссионерского служения в Обдорской духовной миссии

 

Русская православная церковь обосновалась на Ямальской земле сравнительно недавно, но, несмотря на это, она сыграла значительную роль в жизни коренных народов и оказала заметное воздействие на развитие русской культуры в Северо-Западной Сибири. Ее распространение среди коренного населения проходило не всегда успешно, порой миссионерская деятельность на Ямале совсем останавливалась. Но она вновь возрождалась благодаря самоотверженному подвигу северных миссионеров. Вячеслав Юрьевич Софонов, много внимания уделявший изучению этого вопроса пишет, что распространение православия в Сибири признается отечественными и зарубежными исследователями явлением уникальным, не имеющим аналогов. Если западное христианство создавало строго регламентируемые ордена, то православие опиралось на подвижническую деятельность миссионеров. [4]

Первое знакомство северян с христианством, скорее всего,  состоялось через новгородцев и поморов еще в начале XI века, но активно проповедовать христианство стали лишь с приходом к власти Петра I. Немало потрудился  на этом поприще митрополит Филофей  Лещинский. Но, не смотря на все его старания, северные народы противились принятию христианства. Для выведения миссионерской деятельности на планомерную основу Священный Синод 24 декабря 1828 года издает указ «об учреждении в Тобольской епархии миссионеров для обращения в православие иноверцев». Годом позже архиепископ Тобольский Евгений (Казанцев) объезжая северные земли, лично посетил Обдорск. Все бывшие вблизи ватаги инородцев поспешно откочевали, повторяя: «большой поп приехал, крестить будут».[4] Понимая, что без активных действий церкви вряд ли положение дел изменится в лучшую сторону, он обратился в Священный Синод с предложением учредить на севере и юге Западной Сибири православные миссии. Большие надежды архиепископ возлагал на деятельность миссионеров. Поэтому он отправляет в Обдорск о. Макария (Боголепова) и о. Луку Вологодского, уроженца тех мест, знавший языки северных народов. 20 июня 1832 года они прибыли в Обдорск. Эту дату можно считать началом работы Обдорской миссии. Поначалу миссионеры находились только в Обдорске и занимались проповедью среди тех, кто приезжал туда по каким-либо нуждам. Постепенно работа миссионеров усложнялась, открывались станы, строились церкви. К моменту закрытия миссии в начале  XX века у миссии был инородческий пансион со школой, библиотека «для удовлетворения нужд миссии», молитвенный дом в селении Пуйко и Шурышкарах, молитвенный дом в честь святителя Николая Мирликийского в пос. Хэ, в Обдорске храм во имя Божией Матери «Всех Скорбящих Радости», две походные церкви и часовни в Надыме и Нангах.

Всю миссионерскую деятельность, проводимую в миссии, можно разделить  на три части: изучение языка аборигенов, проповедь  Слова Божия среди некрещеных и окормление принявших крещение аборигенов.

Как пишет дьякон Иоанн Егоров изучение языков состояло: «... из заучивания слов по  имеющимся словарям и из самостоятельного, с некоторыми указаниями  лиц опытных, перевода уроков и наставлений, кои должны быть предварительно миссионером обдуманы и изложены на русском языке». Также у каждого миссионера была своя личная тетрадь с проповедническим материалом.[2]

Среди миссионеров, много потрудившихся над переводами на остяцкий язык можно выделить троих: о. Луку Вологодского, о. Петра Попова и упомянутого выше дьякона Иоанна Егорова. О.Лука составил азбуку и словарь остяцкого языка, и, кроме того, он перевел «Символ Веры», христианские заповеди, молитвы и одно из Евангелий. В середине 40-х гг. XIX века он скончался, не успев до конца закончить свои труды.

О. Петр Попов с 1846 по 1868 гг. возглавлявший Обдорскую миссию также много потрудился над переводами. Он напечатал «Словарь остяцко-самоедского языка» (1872) и «Перевод на остяцкий язык Евангелия от Матфея» (1887). Уехав в 1868г. в Тобольск он не оставляет и там своих переводческих трудов. В середине 70-х гг. он приступает к составлению букваря и выполняет по просьбе епархиального начальства переводы молитв и Священного писания.

Переводческую эстафету успешно принял хант Иоанн Егоров, служивший в миссии 1894 по 1906 годы. Им были составлены переводы книг на хантыйском языке – «Книга для обучения остяцких детей читать и писать», «Священная история», «Предначинательные молитвы», «Слова и фразы в переводе на наречия остяков Сургутского уезда»; на ненецком языке – «Книга для обучения самоедских детей читать и писать», «Священная история». Но затем Иоанн Егоров был переведен в Тюменскую Ильинскую церковь, и всякая переводческая деятельность была прекращена.

Вторая часть миссионерских трудов  включала в себя проповедь Слова Божия. Как уже было упомянуто выше, поначалу миссионеры попросту проповедовали среди коренного населения, приехавшего в Обдорск. Но очень быстро стало понятно, что таким образом успехов в проповеди христианства не добиться. Местные жители, прослышав, что в Обдорске основались миссионеры, отказывались приезжать туда даже для сдачи ежегодного ясака (налога), мотивируя это боязнью, что их заставят насильно принимать христианство. Было принято решение объезжать ямальские земли в поисках желающих принять христианскую веру аборигенов. Интересен тот факт, что петербургское духовное начальство строго предписало в правилах для обдорских миссионеров: «постоянно объезжать стойбища низовых самоедов, находиться вблизи их кочевий, чтобы они привыкали к присутствию духовных проповедников, устанавливать дружеские отношения с местными старейшинами».  Видимо петербуржское начальство очень смутно представляло, что  значит, без определенных навыков находиться практически круглый год в поездках по тундре. Деятельность миссионеров, как правило, состояла из следующих этапов: первоначально они должны были отыскать кочевья аборигенов в необжитой тундре, затем попытаться уговорить их вступить в беседу, (поскольку не всегда старейшины рода соглашались это делать); и лишь потом привлечь к церковной службе и объяснить все выгоды от перехода в православие. Очень часто для склонения к принятию православия не гнушались и материальными поощрениями. Так, пожелавшие  принять христианство аборигены освобождались от уплаты ясака на 3 года, и каждому вновь крещеному остяку или остячке бесплатно выдавалось платье и белье из казны. Местное население по-разному принимали миссионеров, очень часто они не желали ничего менять в своем укладе жизни, но случались и исключения, порой очень занимательные. О. Петр Попов писал по этому поводу: «Самоеды и остяки неохотно преклоняют слух и сердца к принятию новых начал веры, противных их чувственности, и начал новой жизни, не согласных с их вековыми обычаями; на все они смотрят весьма враждебно, а потому стараются избегать встреч с проповедниками Христовой веры. Привлечь же их к себе можно только постепенным сближением, долговременным знакомством, внушающим доверие, и материальной помощию».[4] А о. Димитрий Попов в своих путевых журналах вспоминал и другое: «по вечерам ходили по чумам, вели беседы и, некоторые местные жители слушали с интересом и «даже пытались подыскать переводчика более грамотного». Были и уникальные крещения. Так,  например, один  из жителей юрт Пуйковых самоед Хэли Тедоумин, когда Попов уже покинул их,  догнал и сказал о решимости принять крещение всей семьей. Причина столь внезапного решения довольна мила - «тоска», родившаяся после отбытия из стойбища церкви и священника. [5]  «Территория, за которую была ответственна Миссия, была столь огромной, что поездки превращались в многомесячные трудные путешествия на оленях, лодках вслед за кочующим населением. Можно выделить четыре главных направления, по которым совершались миссионерские путешествия: по правую сторону Оби до Гыданского полуострова; на северо-запад до Байдарацкой губы, на север — на полуостров Ямал, и на юг – вверх по течению Оби. Наиболее частыми были поездки по первому из указанных маршрутов, так как это позволяло использовать водный путь. В зимнее время в Обдорск съезжались ханты и ненцы для сбора ясака и на ярмарку. Тогда и миссионерская работа сосредоточивалась в основном здесь»[1]

Третья  часть миссионерских трудов предполагала непосредственно работу среди крещеных аборигенов. Миссионер должен был способствовать прочному усвоению и пониманию первоначальных истин Православной веры, правил христианской жизни. Для этого миссионеру необходимо было чаще посещать юрты  уже обращенных в христианство и  подольше в них оставаться.  Конечно, для каждого верующего понятно, что наиболее важным для христианина является приобщение к Церковным Таинствам, особенно к Таинству Евхаристии. И здесь огромную роль сыграло использование в миссионерском служении походных церквей. Первая обдорская походная церковь выглядела так — это была палатка «... из равендука с такою же равендушною крышею на железных дугах, удобно разлагаемая по местам, где предложено совершить богослужение... В ней иконостас из легких складных брусков, иконы... писанные на полотне... Всех икон православных 14, сверх того на царских вратах Всевидящее око и над престолом Святой Дух в виде голубя, резанный из дерева, посеребренный. Иконостас по местам золоченный.[5] В журналах миссионеров отмечается каким действенным орудием проповеди христианства было это нехитрое сооружение.  Так, священник  Александр Тверитин в своих дневниках за 1870 год пишет: « Утром отправили утреню и часы. Церковь наша, благодарение Господу, была непуста, инородцев собралось более 30-ти человек. Нужно заметить, что походная церковь есть одна из первых потребностей при миссионерском служении. Присутствуя при богослужении, крещеные инородцы мало- помалу утверждаются в христианской религии, не чуждаются храма Божия и язычники».  Он же в другом месте отмечает: «Заметно, что  инородцы  с охотою ходят в церковь,  исповедываются и  приобщаются Св. тайн;  считают  походную  церковь  благодеянием для себя  потому  именно, что   за дальностию расстояния и неимением оленьего скота они не могут  приезжать к приходской  своей церкви для исполнения христианского  долга –  исповеди,  к чему гражданское  начальство ежегодно побуждает их». [5]  Но хотелось бы отметить, что перевозка и установка походной церкви давалась миссионерам очень нелегко. Вот, что пишет в своих дневниках о.  Иоанн Платонов: «Пред утром погода  сделалась  потише. Утром  пригласили инородцев, чтобы  они  пособили вывести  лодку из залива…Я же с причтом  поплыл в особой легкой лодке. По случаю  беспрестанно шедшего  снега, сильного холода и противного ветра, плавание наше было очень  медленное, так что можно бы совершить оное в 1 ½ сутки;  между тем как 18-го, 19-го, 20-го находились в пути и ввечеру 21-го едва могли  доплыть до Обдорска»[5]  Упомянутый уже выше  о. Александр делал в своих дневниках и такие записи: «…но нелегко досталось нам установить церковь: комаров тьма, лицо и руки наши покрылись сплошными пузырями. В церкви отправлять богослужение от комаров тоже невозможно; поэтому зажгли курево; но и тут беда: дым режет глаза, слезы текут ручьем. Не легко достается миссионеру при исполнении своей священной обязанности».[5]

Но какой бы разнообразной не была миссионерская деятельность в миссии, все-таки самым действенным и эффективным было внимательное и уважительное отношение к местным жителям. В отчете Обдорской миссии за 1868 г. указывается, что: « ласковое гостеприимство – есть самое верное средство для привлечения к себе дикарей…миссионеры, при посещении инородцев, в дружеских беседах с ними сеяли Слово Божье на сердца не знающих истинного Бога». [3]

В настоящее время Русская православная церковь вновь стала уделять большое внимание миссионерской деятельности. В свете этого, весьма полезно нам изучение богатого дореволюционного опыта. Он учит нас тому, что для миссионерского служения необходимы самоотверженность и готовность к преодолению многочисленных трудностей. При этом успех проповеди зависит в первую очередь от самого миссионера, который своими словами и делами должен вызывать уважение у местных народов.

 

 

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1.    Алакаева А.И. Русская православная церковь в Северо-Западной Сибири (конец XVI-XIX  вв.) [Электронный ресурс]. - URL: http://www.rusoir.ru/03print/01/36 (дата обращения 29.05.2014г.)

2.   Мавлютова Г.Ш. Миссионерская деятельность Русской православной церкви в Северо-Западной Сибири (XIX - начало XX века). – Тюмень, 2001

3.   Пермяков В.А, Морозов Ю.А, Самбуров Н.М. Ямал: грань веков и тысячелетий. Санкт-Петербург, 2000 г.  – 657с.

4.   Софронов В.Ю. Миссионерская и духовно-просветительская деятельность русской православной церкви в Западной Сибири (конец XVII - начало XX вв.) – Тобольск, 2005г.

5.   Темплинг В.Я. Путевые журналы миссионеров Обдорской миссии (60-70-е гг. XIX в.): источники. – Тюмень, 2007г.

6.    Шемановский И.С. История обдорской духовной миссии. Ямальский меридиан № 1, №2       №4, №6, №7, №8. Салехард. 1992 - 1993 г.г.

Прил. 3.

Ежегодные результаты миссионерской деятельности

Обдорской миссий с 1867 по 1914 гг.[1]

 

 

 

Годы

Обдорская миссия

Число

окрещенных

Число проведенных венчаний

Число

 Совершенных

 погребений

 

Годы

Число окрещенных

Число  проведенных венчаний

Число  совершенных погребений

1

2

3

4

5

6

7

8

1867

32

 

 

1885

175

 

 

1868

68

 

 

1886

139

 

 

1869

54

 

 

1887

257

 

 

1870

100

 

 

1888

272

 

 

1871

67

 

 

1889

295

 

 

1872

57

 

 

1890

147

 

 

1873

63

 

 

1891

131

 

 

1874

88

 

 

1892

102

7

9

1875

60

 

 

1893

100

 

 

1876

105

 

 

1894

231

18

26

1877

126

 

 

1895

215

21

17

1878

68

 

 

1896

218

7

23

1879

79

 

 

1900

44

39

56

1880

96

 

 

1902

269

10

69

1881

60

 

 

1904

180

21

32

1882

41

 

 

1909

118

 

29

1883

16

 

 

1914

173

34

43

1884

67

 

 

ИТОГО:

4313

157

304

 

 

[1] Таблица составлена по данным миссионерских отчетов.

 Группа участников юбилейного торжества. Полустолетие Обдорской миссии. (1854 – 1904). (ТГИАМЗ, ТМКП 15703)
Группа участников юбилейного торжества. Полустолетие Обдорской миссии. (1854 – 1904). (ТГИАМЗ, ТМКП 15703)

Группа участников юбилейного торжества. Полустолетие Обдорской миссии. (1854 – 1904). (ТГИАМЗ, ТМКП 15703)

   


Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт