Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Поиск жизненных идеалов в твор...

Поиск жизненных идеалов в творчестве ямальских писателей


Поиск жизненных идеалов в творчестве ямальских писателей

Емельяненко Елена Степановна,

МБУК «Централизованная библиотечная система г. Муравленко»

 

Есть у каждой судьбы человеческой тропка своя,

У народа у каждого – длинная повесть своя…

Леонид Лапцуй

 

Сегодня устные и письменные произведения (Откровения, Святые писания), в которых заключены и выражаются священные знания и главные нравственно-религиозные нормы, необходимые для сохранения общества, можно назвать смысловым центром информационного пространства культуры. Поэтому литературное творчество приобретает особое значение и ценность, если в нем, как и в религии, затрагиваются вопросы о жизни, совести, загадках покаяния и возрождения человеческой души.

Литературными произведениями, способными обладать максимальной ценностью, всегда были и остаются произведения, обращенные к сложным, тонким и интимным областям сознания человека – его разуму, душе, чувствам, интуиции, совести, потому что в них, как и в религии, автор и читатель ищут ответы на самые важные вопросы человеческого бытия. Незыблемым доказательством тому служит Библия – богодухновенная книга, уникальнейшее, вершинное произведение, полное собрание моральных учений, актуальных вчера, сегодня и, без сомнения, завтра.

Русская классическая литература, сосредоточенная на нравственных проблемах, всегда была тесно связана с Библией. Произведения таких известных русских классиков, как Александр Сергеевич Пушкин, Федор Михайлович Достоевский, Алексей Николаевич Толстой, Антон Павлович Чехов и другие, затрагивающие вечные вопросы о чести, нормах нравственности, заслужили мировую славу, и сегодня получили новую волну признания и интереса, вновь и вновь перечитываются и экранизируются во всем мире.

На огромной территории Российской Федерации обмен элементами национальных культур составляет важнейший фактор их существования и развития. Синтез творчества народов нашей страны, их сближение и развитие продолжается, особенно ярко проявляются нравственные ценности, возрастающие духовные возможности каждого народа [9].

На этом фоне развитие ямальской литературы является процессом уникальным и самобытным. Формируясь и развиваясь на протяжении столетий практически автономно, вдали от цивилизации, культура (фольклор) и общее мироощущение северных народов основывались на удивительной доброте к людям, природе, ко всему живому, вере в вечное добро, в вечную справедливость, в вечную высшую силу, что подтверждается и православными канонами [3]. Представители малочисленных народов Севера имеют свои представления о жизни, тем не менее, они не утратили моральный облик человека доброго, открытого, но и вместе с тем, упорного, сильного, целеустремленного.

Длинная культурная повесть северных народов начала складываться задолго до того, когда Сибирь в результате походов Ермака в конце XVI века была присоединена к России. Все произведения культуры северных народов вплоть до XX века существовали исключительно в устном, фольклорном виде, и начинались с родовых сказаний, легенд, преданий, щедро перемешанных стихами, оберегами, личными песнями [4]. Народы Севера, проживающие в Сибири, столетиями формировали свои представления о создании Земли и отражали их в сказочных образах (Солнце, Луна, бессмертная душа), а также в вере в существование трёх душ (душа-земля, душа-воздух, душа-мать) как образец существующего вокруг мира. Сегодня развитие науки и цивилизации только доказывают эту правоту – душа бессмертна, земля и всё окружающее человека имеет свою субстанцию.

Настоящее сближение с русской культурой стало возможным после того, как русские ученые-этнографы Яков Петрович Кошкин, Владимир Германович Богораз и ненец Антон Петрович Пырерко в 1929 году создали единый северный алфавит, который позднее был переведен с латинского языка на кириллицу. Появление письменности у народов Ямала позволило формировать национальную культуру и литературу, у истоков развития которой стояли широко известные сегодня литераторы Илья Константинович Тыко Вылка (1886-1960 гг.), Иван Федорович Ного (1891-1947 гг.), Иван Григорьевич Истомин (1917-1988 гг.), Леонид Васильевич Лапцуй (1929-1982 гг.), Юрий Сергеевич Рытхэу (1930-2008 гг.), Роман Прокопьевич Ругин (1939-2016 гг.) и другие.

Такая особенность, как поэтическое восприятие мира было изначально присуще человеку тайги и тундры: белые ночи и полярное сияние, бескрайний разлив серебристых снегов или полноводных рек – все это волновало, вдохновляло и радовало. Потому неудивительно, что многие литераторы Севера, прозаики, известные теперь всему миру, начинали свое творчество именно со стихов.

Повествовательный жанр появился позже, сначала в виде лирических повестей и новелл, попытках в обработке легенд и преданий, а затем в виде исторических и лирических повестей и романов [5]. В итоге мы имеем возможность наслаждаться удивительными по силе и красоте песнями, сказками, легендами и сказаниями, очерками, рассказами и романами. Все они полны описаниями неповторимой красоты сибирской природы, яркими, самобытными образами, захватывающим сюжетом. Вот один из примеров образности в романе Ивана Истомина «Живун»: «…Февраль бросил в оконце охапку неведомых, чудных цветов, и зазвенело всё в присевшей избёнке, и через хрупкие стебли словно принеслось дыхание космических глубин, и запела побелевшая ночь. Харп огранил цветы в голубоватую мелодию звёзд, из печи дохнуло красно и жарко, и цветы, изнутри зеленовато-голубые, покрылись земной позолотой…» [2].

Любой автор, создавая то или иное литературное произведение от своего лица или от лица главного героя, старается донести до читателя свои мысли о вечных ценностях, понять смысл мироздания, человеческого предназначения и существования. При этом литературные герои выражают эти идеи своими поступками, поведением, мыслями и мечтами.

Поиск жизненных идеалов для ямальских литераторов отражается в описании самобытной культуры их малых народностей: быта, восприятия мира, невероятного по силе жизнелюбия в суровых и беспощадных условиях Севера. Часто мы видим в произведениях мотив преодоления. Оборотная сторона жизни с лютыми морозами, метелями, полярными ночами, бездорожьем и безлюдьем представляет героев произведений как сильных духом и крепких телом людей, способных преодолевать немощь, суровый климат, жить, верить и мечтать.

Ярким примером этого есть жизнь и творчество известного ямальского писателя Ивана Истомина. Перенесший в трехлетнем возрасте тяжелое заболевание, оставшись на всю жизнь инвалидом, он показывал яркий пример веры, любви к жизни, сам всегда готов был прийти на помощь нуждающимся. Задумываясь о предназначении человека на земле, писатель в автобиографическом романе «Встань-трава» описывает образ и характер главного героя мальчика Ильки, его упорство, с которым он преодолевает тяжесть жизненных испытаний, упорство, подкрепленное верой [1]. «...Боже, ты всемогущий! Помоги мне, грешному, вылечиться. Помоги найти встань-траву. Мне ох как хочется ходить! Энька вот бегает, на дерево даже лазит, а я... Шишек собрал бы сколько! А то сижу да сижу. Не видишь разве, Боженька?.. – Что дальше сказать, он не знал и закончил на манер бабушки: – Прости нас, грешных, Господи. Аминь!».

Если современному читателю творчество ямальских литераторов может показаться незамысловатым, простым или недостаточно понятным, то это лишь на первый, поверхностный взгляд. Здесь, без сомнения, нужна серьезная работа ума и сердца, и тогда за кажущейся «сказочностью» откроется глубинный, философский смысл ямальской литературы, основанной на вековом человеческом опыте.

В рассказе писателя Юрия Рытхэу «Хранитель огня» главным героем выступает житель таежных дебрей старик Кэвэв [8]. В основе рассказа простой, и на первый взгляд, незамысловатый сюжет: Кэвэв обнаруживает свою разорённую поленницу. А ведь это его дровяные запасы для собственного погребального костра, в котором будет сожжено его тело после смерти. Народ, к которому принадлежал Кэвэв, верил: чем ярче и теплее огонь, тем лучше прожита жизнь. Однако поленница так необходима для сохранения жизни других, совсем незнакомых ему людей, и старик делает вывод: «Живым людям нужнее». Именно эту фразу можно назвать ключевой при анализе философского смысла текста. Кэвэв и есть хранитель огня, пример образа героя, с точки зрения мудрости и нравственности. А тем для обсуждения, тем более философских, у вдумчивого и мыслящего читателя найдется много: как научиться жить во благо других, и трудно ли сделать над собой такое усилие? Как воспитать в себе бескорыстие? Отчего ярче и теплее огонь, разве только от количества сожженных дров?

Известная Библейская истина гласит: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе». Как много общего, подтверждающего эту истину можно увидеть в произведениях Леонида Лапцуя. Поэт и сам всю жизнь помнил заветы отца, очень любил свою мать и посвятил ей и любимым людям стихи, среди которых известные «Земля моей любви», «Мать», «Моя песня». В центре поэзии Леонида Лапцуя – родовое гнездо, живая музыка родного чума и колыбель-упряжка кочевая. Ярко прослеживается в творчестве писателя герой – трудолюбивый, упорный, ищущий в жизни свой путь (тропу): «Есть у каждой судьбы человеческой тропка своя…», «Я прямых тропок не искал…» [4]. Есть в этом глубокое философское начало, ведь в тундре нет дорог, там только узенькие тропки, и найти свою верную тропу по жизни, по мнению писателя, есть важный смысл предназначения человека. Герой, отыскавший свою тропу – идеален.

Роман Ругин в своих произведениях представляет читателю идеальных героев как искореняющих вечное зло людей, красивых и умных, сильных и мужественных, имеющих прочную жизненную позицию. В легенде «Порах Нел» герой Натяма описывается как настоящий былинный герой: «Быстрыми были его ноги, крепкими руки, самого сильного лося мог заторопить он в снежную пору, одной стрелой мог сбить летящего гуся, а капканы на зверя ставил так хитро и ловко, что ни осторожной лисе, ни разбойнице-росомахе не удавалось их обойти…» [6; 7]. Идеальный герой Романа Ругина ищет смысл жизни, путь к благу строит через личное самосовершенствование. Особенно важны для писателя такие понятия, как терпение, любовь и дом, именно они, по мнению автора, должны быть присущи каждому настоящему человеку.

Раскрывая нравственные идеалы своего народа, ямальские писатели основываются на национальном опыте и традициях, представляют читателю своих героев как сильных, красивых, умных, мудрых и мужественных, стремящихся к благородным поступкам людей.

С каждым годом в Ямало-Ненецком автономном округе уделяется всё больше внимания изучению, возрождению и пропаганде творчества ямальских писателей; в образовательный процесс прочно вошли такие термины, как историческое, географическое, литературное краеведение. Массовый характер приобретают краеведческие экскурсии и походы, проводятся мастер-классы в кружках и музеях, а передовой опыт краеведческой деятельности широко освещается в местной и центральной печати. Активно поддерживают краеведческую деятельность и библиотеки округа. В Секторе краеведческой информации Централизованной библиотечной системы города Муравленко в 2017 году состоялись юбилейные мероприятия, посвященные 100-летию Ивана Истомина: презентация книжной выставки «Истомин – кто он?» и исторический вираж «Певец заснеженного края», а также мастер-классы с участием представителей коренных национальностей.

Подводя итоги, важно не только оценить и признать вклад ямальских писателей в пропаганду чувств национального самосознания, собственного достоинства, положительных качеств личности, но и, расширяя границы термина «краеведение», обращаться к данным произведениям в поисках ответов на общие вопросы морали, человечности, вдохновения; использовать и обсуждать произведения с детьми, подростками на уроках доброты и нравственности, активнее включать стихи и рассказы ямальских писателей в круг семейного чтения; сделать все возможное для того, чтобы национальный опыт и мудрость коренных народов стали общим достоянием.

 

Список литературы

  1. Истомин И. Г. Встань-трава / И. Г. Истомин. – Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1983. – 205 с.

  2. Истомин И. Г. Живун / И. Г.Истомин. – Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1997. – 301 с.

  3. Мечковская Н. Б. Язык и религия / Н. Б. Мечковская. – Москва: Агентство «ФАИР», 1998. – 352 с.

  4. Поэзия народов Крайнего Севера и Дальнего Востока России / Сост. А. А. Бурыкин. – Москва: Северные просторы, 2002. – 518 с.

  5. Проза народов Крайнего Севера и Дальнего Востока России / Сост. А.А.Бурыкин. – Москва: Северные просторы, 2002. – 512 с.

  6. Ругин Р. П. Мелодии Полярного круга / Р. П. Ругин. – Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1996. – 288 с.

  7. Ругин Р. П. Избранные стихи / Р. П. Ругин. – Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 2004. – 201 с.

  8. Рытхэу Ю. С. Когда киты уходят / Ю. С. Рытхэу. – Ленинград: Ленинградское отделение изд-ва «Советский писатель», 1977. – 214 с.

  9. Тобольск и вся Сибирь. – Тобольск: Обществ.благотвор. фонд «Возрождение Тобольска», 2008. – № 10. – 314 с.



Информация © 2011–2017
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2017
Интернет-компания СофтАрт