Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Природа Крайнего Севера как по...

Природа Крайнего Севера как потенциал экологического равновесия и здорового образа жизни


Бочкарёва С.В.
к.ф.н., учитель
МБОУ "Гимназия 19"
г. Курган

Вопрос об ответственности людей за нарушение экологического равновесия и увеличение экологических проблем, становится вопросом выживания человечества. Одной из основных целей экологического образования и воспитания в школе должно стать формирование механизма познания, предполагающего формирование особого отношения к окружающей среде. И этим механизмом может стать эмпатическое познание.

В последние два десятилетия ХХ века феномен эмпатии, традиционно понимаемый как способность «вчувствоваться» в другого человека, улавливать его внутреннее состояние, видеть мир глазами с его точки зрения посредством сопереживания, проникновения в его субъективный мир  стал объектом внимания учёных и философов.

Крупнейший русский учёный В.И. Вернадский ещё в двадцатых годах ХХ века утверждал, что человечеству придется взять  на себя ответственность за развитие и природы и общества, что потребуется формирование таких нравственных основ поведения, которые бы позволили человеку ощущать ответственность по отношению к природе. Социально-психологическая открытость миру предполагает развитие эмпатических способностей человека, позволяющих ему сопереживать живым существам, окружающим его, понимать природу и учиться у неё. «Цивилизация» народов Крайнего Севера построена на эмпатическом познании Природы и создании общества на основе отношений двух равных партнёров общения. Наиболее популярно толкование понятия «эмпатия», предложенное Даймондом, который писал, что эмпатия - это воображаемое перенесение себя в мысли, чувства и действия Другого и структурирование мира по его образцу.   Этим «Другим» в данном случае выступает Природа.

Экология – биологическая наука, которая пытается разобраться, как организм зависит от среды обитания, как он сам на неё влияет, как живое существо связано с другими такими же существами  и как взаимодействуют виды и другие сообщества видов.

1. Природа Крайнего Севера.

Начало истоков природосообразности жизненного уклада северян – в некоторых особенностях живых организмов  природы Крайнего Севера, поскольку сама природа заложила специфические механизмы приспособления к окружающей среде. Поэтому целесообразно рассмотреть отличительные черты флоры и фауны Крайнего Севера.

1.1. Некоторые отличительные черты мира растений [1]. Представления о жизни у коренных народов Крайнего Севера, живущих на этой суровой земле, были и остаются во многом иными, чем у европейцев. Возможно, благодаря своей философии они и сумели выжить в экстремальных условиях, сумели сохранить природу и донести её до нас в первозданном виде. Они учились у природы и жили по её законам.

Основные отличительные черты тундровых растений, которые позволяют им успешно существовать и процветать в природных условиях Севера при жёсткости основных жизненно важных для растений экологических факторов (тепло, влажность, слабая интенсивность света, снег, штормовые ветры, многолетняя мерзлота). Первая отличительная черта – фотосинтез цветковых растений в тундре, непрерывность его в течение суток всё лето. В течение 24 часов в сутки растения поглощают углекислоты больше, чем выделяют её при дыхании, что говорит о постоянно идущем процессе фотосинтеза. Даже при довольно слабой освещённости большинство тундровых растений может образовывать несколько больше органических соединений, чем требуют расходы на дыхание. Ещё одна особенность – быстрое достижение максимальной скорости  фотосинтеза при слабом свете. Поскольку в большинстве районов Крайнего Севера уровень освещенности невелик, в процессе их заселения шёл отбор видов  с высоким уровнем фотосинтеза при слабом освещении. Следующее отличие тундровых растений от большинства растений южных широт – способность фотосинтезировать при низких температурах. Приспособиться к низким температурам тундровым растениям помогают не только особенности их физиологии, но и их строение. Многие арктические растения образуют специфические жизненные формы – подушковидные, стелющиеся и «прижимающиеся» к поверхности  почвы, розеточные и некоторые другие. Растению легче выжить вблизи поверхности почвы. Кроме того, температура органов внутри плотных подушек может превышать температуру воздуха на 10 °С и более. Густые «коврики» вместе с остающимися на зиму отмершими листьями, цветоносами и  побегами хорошо задерживают снег, что, во-первых, оберегает от низких температур цветочные и вегетативные почки, а во-вторых, защищает зимующие части растения от повреждения и иссечения их иглами – кристаллами льда и снега, переносимых штормовыми ветрами.

Из внешних приспособлений растений к холоду в период роста и развития  следует отметить карликовость, зависящую как от условий среды (когда растение тем меньше, чем суровее условия его произрастания), так и от генетических свойств (когда улучшение условий жизни не приводит к увеличению размеров растения); опушение (словно меховая одёжка) различной степени и характера, препятствующее тепловому излучению и, следовательно, повышающее   температуру опушённых органов даже в солнечные дни.

Ещё одна особенность – раннее начало роста побегов весной, несмотря на низкую температуру воздуха и почвы. Быстрый рост весной возможен благодаря интенсивному перемещению запасных углеводов из подземных частей растения в растущие побеги и листья. 80% подземных органов, которые у большинства тундровых растений по массе в несколько раз превышают надземную часть, сосредоточено в самом верхнем десятисантиметровом слое почвы. Вследствие этого достаточно совсем небольшого оттаивания почвы, чтобы запасные вещества начали использоваться. Быстрое весеннее цветение полярные исследователи объясняют тем, что побеги будущего года в почках возобновления формируются уже предыдущей осенью. В арктической флоре практически отсутствуют однолетники (их всего 5-6 видов), так как это «стратегически» невыгодно.

Тундровым растениям необходим быстрый рост, поэтому  следующая отличительная черта – «экономичное расходование материалов». Хотя понятие «быстрый рост» относится только к скорости роста частей и органов растений текущего года, в целом же, арктические растения характеризуются медленными годичными приростами (например, карликовая берёзка высотой 2-6 см к 30-40 годам достигает высоты лишь 20-26 см). Перенести летние заморозки растениям помогает не только карликовость, но и различные способы вегетативного размножения и расселения.

Проблема приспособления растений к суровым арктическим условиям – один из интереснейших вопросов биологии. Здесь обозначены только самые общие особенности растений Севера.

1.2. Особые механизмы приспособления у животных. Рассмотрим некоторые особенности обитателей полярных морей. Особенную опасность для любого живого существа представляет замерзание основной единицы строения животного организма – клетки. Клетки животных не имеют прочных стенок. Вода при замерзании расширяется, а клетка содержит до 70% воды. Образующиеся ледяные кристаллы легко рвут клеточные мембраны, и организм погибает. Значит, чтобы не погибнуть при замерзании воды, её обитателям надо повысить содержание в клетках растворённых веществ, например, солей или органических веществ, тогда замерзает в основном межклеточная жидкость, а клетки оказываются неповреждёнными (т.е. защита как бы изнутри, вспомним, что у растений температура внутри плотных подушек может превышать температуру окружающего воздуха на 10°С и выше).

Некоторые животные приобрели универсальные приспособления, пригодные для разных условий обитания, например, способность регулировать температуру тела, сохраняя её постоянной, и, следовательно, меньше зависеть от температуры окружающей среды. Традиционно считается, что рыбы не умеют регулировать температуру своего тела. Однако у тунцов и у сельдевых акул была обнаружена способность регулировать t° за счёт особого устройства кровяных сосудов,  обеспечивающих основную плавательную мускулатуру. Эти сосуды получили название «чудесное сплетение». Артерии, несущие богатую  кислородом, но холодную артериальную кровь, поступающие от жабр к мышцам, сплетаются с сосудами, которые отходят от мышц. При их сокращении всегда выделяется тепло, поэтому кровь в сосудах, отходящих от мышц, тёплая. Хотя кровь в сосудах не перемешивается, тепло передаётся через стенки и кровь (в технике это называется «принцип противотока»).

У птиц и зверей тоже выделяется тепло, когда они активно двигаются. Однако, главное приспособление, которое отличает их от других живых существ, - это работа клеток. Организм зверей и птиц умеет регулировать выделение тепла. При понижении температуры клеткам подаётся сигнал, и они активно начинают разрушать накопленные органические вещества – белки, жиры и углеводы, и, как печка выбрасывают тепло. В конструкции зверей и птиц многое связано с теплокровностью, например, четырёхкамерное сердце позволяет ко всем тканям доставлять кровь, богатую кислородом.

Процесс дыхания похож на процесс горения (те же химические реакции). Для поддержания огня нужен постоянный приток «свежего», т. е. богатого кислородом воздуха. Роль дров в организме выполняет пища. Для постоянного поддержания тепла её нужно много, поэтому птицы и звери должны есть чаще, чем ящерицы или рыбы, а переварить пищу гораздо быстрее. Для сохранения выделяющегося тепла теплокровные животные накапливают толстый слой подкожного жира и одеваются в мех или плотный слой пуха и перьев. Мы часто говорим, что шуба греет, но она только удерживает тепло нашего тела. А главное, что бережёт тело теплокровных животных от переохлаждения, это прослойка неподвижного воздуха, который удерживается внутри слоя шерсти или пуха (например, у ондатры шёрстный покров содержит 21,5% воздуха).

Обитатели суши, когда понижается  температура, приподнимают шерсть или перья, увеличивая толщину защитного слоя. В воде это действие не помогает, так как при намокании шерсть и перья слипаются. Защита от намокания может заключаться в том, что покров смазывается жиром. Жир не растворяется в воде (но нефть, которой покрывается вода после аварий на танкерах и нефтепромыслах, легко смывает защитный слой, покровы слипаются и перестают удерживать воздух, и животное может погибнуть даже в очень тёплой воде).

У птиц, в отличие от зверей есть только одна жировая железа – копчиковая. Водоплавающие птицы выдавливают из неё надклювьем капельку жира, а потом тщательно покрывают оперенье водоотталкивающим слоем. Наружный слой оперенья плотно уложен, а под ним лежит рыхлый слой пух (наиболее знаменит пух морской утки – гаги, которая выстилает гнездо своим пухом на зиму и не улетает на юг).

У животных, которые должны переносить понижение температуры, повышается процент жидких жиров, похожих на растительные. У таких жиров ниже температура замерзания. Они остаются активными, то есть могут вступать в химические реакции в более холодных условиях.

Что касается возможного перегрева организма летом, то природа и здесь предусмотрела некоторые механизмы. «Чудесное сплетение» кровеносных сосудов некоторых рыб, есть и в кровеносной системе птиц и зверей. Особенно хорошо развита система противотока в конечностях, например, у китов, морских и околоводных птиц, северных оленей (разумеется, со своими особенностями). Когда теплокровным животным угрожает перегрев, тёплая артериальная кровь начинает притекать к конечностям по кожным сосудам и поверхности тела и теряет избыточное тепло. Многие тюлени, разогревшись во время приёма «солнечных ванн», начинают элегантно помахивать ластами (в ногах и руках человека сосуды обладают той же способностью, но она выражена слабее, чем, например, у северного оленя).

Ещё одна особенность природного мира связана с различными размерами животных. Массивному эндетермному животному легче сохранить постоянную температуру тела, так как вырабатываемое телом тепло теряется через поверхность тела, следовательно, животное меньшего размера будет терять тепло быстрее и должно есть больше, чтобы компенсировать потери. А лемминги во время сильных морозов живут под снегом, создавая сложную сеть подснежных ходов, благодаря которой они добираются до растений – их основного корма. Учёные сделали открытие: лемминги не только выживают в полярную ночь, но и успешно размножаются в подснежных гнёздах из прошлогодней травы (самки могут выращивать от 3 до 5 выводков в этот период).

Постоянное изучение биологических процессов и способов адаптации живых организмов к условиям существования важно не только для понимания того, как конкретные виды приспосабливаются к суровым условиям, но и для того, чтобы понять границы существования жизни на земле. Когда учёные начали работать на Крайнем Севере, казалось, что сравнительно бедные видами тундры и арктические пустыни позволят легко разобраться в механике существующих отношений между различными существами, станут моделью для других регионов. Однако то, что казалось простым и очевидным, после кропотливой работы биологов, видится совершенно иначе. На Севере много не упрощённых, а своеобразно усложнённых связей между живыми организмами и условиями среды.

1.3. Человек как часть природы. Единство организма и среды – это не предвзятый принцип организма, приспосабливающегося к среде, изменение которой неизбежно влечёт за собой изменение в его состоянии и поведении. И. С. Кондор в своей книге приводит результаты исследования: « …учёные сравнивали реакцию на охлаждение кисти руки в ледяной воде (в течение 2 – 5 минут) у солдат – уроженцев Аляски и у солдат – уроженцев северных и южных штатов США. Было установлено, что минимум средней температуры пальцев у жителей Аляски был на несколько градусов выше, чем у северян, а у северян выше, чем у южан. Этим объясняются более частые холодовые травмы у солдат-негров на Аляске» [6, с. 69 ].

Первые исследования теплопродуктивности у коренных жителей Крайнего Севера, начатые в двадцатых годах ХХ века, сообщали, что «эскимосы способны съедать за один приём несколько фунтов жирного мяса» [6,с.85], так как белковая пища (вспомните особенности животного мира) способствует повышению обмена веществ. Результаты исследований показали, что теплопродуктивность организма северян больше чем на 1/3 превышает теплопродуктивность у европейцев. Теплопроводность тканей оболочки у эскимосов в среднем на 6% выше, чем у американцев, то есть когда холодно, их конечности остывают медленнее. При этом у эскимосов, благодаря развитию в руках и ногах сети вен, оплетающих артерии, используется механизм артериально-венозного теплообмена, когда тепло артериальной крови частично переходит к венозной, согревая её на своём пути, и возвращается к сердцу (чем не «чудесное сплетение»). На повышение температуры эскимосы реагируют более высоким потоотделением, то есть физическая терморегуляция у них не только сосудистая, но и потоотделительная.

У коренных жителей Крайнего Севера в большей мере присутствует ориентировка на усиленное рассеяние тепла, а не на его сохранение. Эта, парадоксальная, на первый взгляд, форма приспособления могла бы оказаться фатальной, если бы не исключительно тёплая одежда и сравнительное обилие пищи. Но Природа мудра! Она дала эскимосам, например, повышенное содержание йода в сыворотке  крови, что является своеобразным приспособлением к холоду. Способность работать на морозе голыми руками привлекала к северянам многих исследователей. В. Б. Богораз-Тан пишет, что «чукчи очень выносливы к холоду, к голоду и прочим невзгодам жизни. Женщины шьют на открытом воздухе при температуре – 30° С. Их пальцы остаются незащищёнными в течение нескольких часов работы. Работа вообще настолько согревает их, что они потеют, сбрасывая с плеч свой высокий корсаж, и остаются полунагими, и даже закладывают большие куски снега себе за пазуху» [2,с. 19 ].

Другой исследователь  Ф.П. Врангель  также удивлялся этой способности: «Замечательно, что…при ужасных морозах все кушанья подаются совершенно холодными, а в заключение съедается даже большой кусок замёрзшего снега. Мне часто случалось видеть, что при 30° мороза и более чукчи брали пригоршни снега, и  …с удовольствием жевали его» [11,с.152]. Житков Б. М., изучая жизнь самоедов Ямала в начале 20 века, также отмечал остроту зрения и обоняния у этих народов: «Каждый самоед в тундре знает места стоянок ближайших чумов, способность….ориентироваться в гладкой тундре, выследить прохождение человека, определить время…и направление, по которому «скаслал» чум, приближается к способности зверя» [5, с.212 ].

Суровый климат оказал влияние и на формирование определённого фенотипа северян. Это нашло отражение в народных поговорках – «Наш врождённый прищур – от снежной белизны и бурь». Также давно замечено, что у северянок на лице нет угревой сыпи, прыщей и расширенных пор. Ветер, солнце и дождь – вечные спутники кочевников – являются лучшими косметологами. Очень интересны результаты исследований народов Крайнего Севера, проведённых в 90-х годах ХХ века Осиповой Л. П. Она утверждает, что народы Севера – «генетический резерв страны. В течение тысячелетий на Севере происходил жёсткий естественный отбор, и выжить смогли только самые устойчивые и сильные люди. Они обладают удивительным генофондом» [10]. Слова Житкова Б. М., написанные ещё в начале ХХ века, подтверждают это: «Самоеды отличаются выносливостью по отношению к простуде и способны не есть (в противоположность своей обычной прожорливости), долго не спать, без конца ехать, сидя на нартах» [5, с.210].

В результате исследования 90-х годов у селькупов, тундровых и лесных  ненцев было обнаружено явление первичного иммунодефицита, то есть у них отсутствовал ген, отвечающий за иммунитет и безопасность организма. Считается, что такие люди должны умереть очень быстро, но они выжили! Учёные предположили, что у них есть какие-то компенсаторные механизмы и не ошиблись. При более глубоком изучении данной проблемы они выяснили, что все остальные блоки из 3 – 4 генов, отвечающих за иммунитет, удвоены, а в 5% - даже утроены. Это явление и есть компенсаторная защита организма на случай всяких поломок. Именно благодаря этому у коренных народов происходит быстрое заживление ран, их легко оперировать. А после операций осложнения бывают очень редко, плюс устойчивость к микробам. Осипова Л. П. В своей статье делает вывод, что очень важно сохранить аборигенов Севера, потому что – это опора нашей страны, её генетический резерв. «Без коренного населения северная земля будет мёртвой. Только они адаптировались к Северу и могут жить с ним в гармонии» [10].

Трудно не согласиться с результатами исследований, но, что касается современного состояния коренных народов Севера, когда алкоголь буквально «съедает» все те удивительные приспособления, которые были заложены природой, вывод о генетическим резерве во многом теряет свою силу. Хотя, первоначальная причина этого – не Север, а те «блага» цивилизации, которые пришли с Запада. В связи с этим  возникает ещё один вопрос: «А как же приезжие, те, кто приехал на Север из других регионов страны? Есть ли какие-то конкретные адаптационные механизмы?» Но это вопрос отдельного исследования. Желающим разобраться в этой проблеме советуем прочитать книгу Кондора И. С. [6]. Учёными доказано, что полная перестройка нашего организма для Севера занимает от пяти до восьми лет. После этого мы становимся той же частью именно этой экологической системы, как и всё, что живёт, произрастает, летает и плавает на Севере. Итак, природа позаботилась о своих детях, подарив им особые «механизмы» для выживания, сделав их частью её самой.

II. Основы гигиены народов Крайнего Севера.

Одним из важнейших разделов жизненного уклада является народная гигиена. Каждый народ имеет свои отличительные черты, гигиенические традиции и навыки, обусловленные свойствами местной физико-географической среды, и своей хозяйственной деятельностью. Суровые климатические условия, кочевой образ жизни, хозяйственная деятельность, связанная с постоянным движением вдали от дома, предъявляет особые требования к жилищу, одежде, рациону питания, способам приготовления и приёма пищи, что и является профилактикой различных заболеваний.

2.1. Особенности устройства жилищ. Хозяйственной деятельностью и климатическими условиями была обусловлена конструкция традиционных жилищ кочевников – чумов. Основа чума – длинные шесты, поставленные наклонно друг к другу, а сверху он покрывался полотнищами (нюками), сшитыми из оленьих шкур. Оленьи шкуры на чум зимою одевали в два слоя – один мехом наружу, второй мехом внутрь (возникает своеобразная воздушная прослойка, вспомним подобное «устройство» у животных), а летом в один слой - вытертый мех или полотнища, сшитые из специально обработанной бересты (теперь, конечно, это – брезент).

Если рассмотреть жилища разных народов Севера, легко заметить, что все они имеют общие черты (хотя, конечно у разных народов есть свои особенности). Общее в устройстве жилищ разных народов Севера – принцип устройства, основанный на наблюдательности аборигенов, которые учились у природы, подмечая «детали», помогающие животным сохранять тепло, в данном случае это - принцип сохранения тепла за счёт образования воздушной прослойки между шкурами, которыми покрывался чум (один слой – мехом наружу,  другой – мехом внутрь). Следующая важнейшая деталь - поддержание одинаковой температуры внутри жилища, не только с помощью огня, но и за счёт соблюдения чистоты – выветривания и просушивания шкур, устройство чума – один из способов предупреждения болезней. Устройство чума вызывает мысль: «Всё гениальное – просто!». Но в его устройстве находит отражение гениальность народа, который выстоял один на один с суровой природой Севера.

2.2. Особенности национальной одежды. Распорядок жизни народов Крайнего Севера таков, что им приходится помногу часов кряду быть на открытом воздухе при низких температурах (минус 40°С -50° С), а порой и ночевать в снегу. Поэтому гигиена одежды, её теплозащитные свойства имели и имеют важное значение.

До 17 века основным материалом для изготовления одежды был олений мех (у ненцев) и самодельная замша – ровдуга. Олений мех имеет несколько качеств, основное – внутри оленьего волоса имеется воздушная полость, что делает мех очень тёплым, но и хрупким. До начала ХХ века ненцы не знали нижнего белья, а надевали одежду непосредственно мехом к телу. При этом все кожные выделения и грязь счищались оленьими волосками, которые потом обламывались. Сняв одежду, её тщательно высушивали и выбивали специальными колотушками, удаляя обломившиеся волоски вместе с загрязнениями. Если учесть, что до перехода на оседлый образ жизни, ненцы не пользовались банями, то это был единственный способ очистки кожи, причём довольно эффективный.

Б. И. Василенко в своей книге приводит данные, что исследователю Л. М. Баскову «удалось установить, что кожа людей, живущих в посёлке, носящих нижнее бельё и периодически бывающих в бане, подчас более загрязнена, чем кожа пастухов, постоянно работающих в тундре и пользующихся меховой одеждой» [3, с.34]. А летом люди носили старую, вытертую, лишённую меха, одежду. Меховая одежда сочетает в себе такие ценные качества, как лёгкость, высокую тепло- и ветрозащитность, гибкость и непроницаемость. Поэтому традиционная одежда до сих пор в ряде случаев незаменима (для оленеводов, зооспециалистов, медицинских работников).

Природа спасает человека от холода, даря ему тот материал, который он может использовать для этих целей, в данном случае – шкуры животных. Но для северных народов мех животных – нечто большее, чем просто материал. Мнение Е.Г. Сусой: «Олений мех может вызывать и психотерапевтическое воздействие на нервную систему. Однозначно утверждать это не берусь. Но интуиция и неоднократно испытанные на себе воздействия одежды из оленьего меха подсказывают, что это близко к истине» [14].

2.3. Особенности национальной пищи. Занятия кочевым оленеводством наложили свой отпечаток не только на конструкцию одежды, тип жилища, но и на рацион, и на режим питания. Экстремальные условия Севера – холод, малая продолжительность светового дня и года, ураганные ветры повышают энергетическую потребность живого организма, так как обмен веществ замедлен.

Вспомним, что для растений природа «нашла» выход из данной ситуации, «культивировав» в них особые механизмы выживания, а к особенностям формирования и развития человека на Севере природа «добавила» возможность использования того, что было накоплено в растениях и животных, для сохранения его жизненного баланса. Потребность организма в питании (калорийности) в условиях холодного климата повышается в среднем на 20%. Северный рацион питания имеет более высокий удельный вес белков и жиров животного происхождения, так как в этих условиях понижена усвояемость всех питательных веществ, а особенно белка. Поэтому в пищевом рационе жителей Крайнего Севера преобладает пища животного происхождения, более того, продукты свежие, в сыром виде. Известно, что коренные жители не болели цингой. Объяснение этому феномену – употребление в пищу тёплого сырого мяса, крови только что забитого оленя, пантов.

Северяне потребляют 30-32% жиров, это значительно больше, чем в центре России. Не случайно, все аборигены на Севере заготавливали на зиму нерпичий, медвежий, китовый, олений и рыбий жир. И сейчас оленеводы, охотники, рыбаки, туристы Севера после продолжительного, изнурительного похода, когда, кажется, иссякли все силы, употребив кусочек нерпичьего жира в смеси с рыбной мукой, готовы без устали продолжать свой путь.

Основной пищей северян было, да зачастую и ныне остаётся мясо. Его часто употребляют в сыром виде, макая в кровь или запивая кровью только что забитого животного. У многих народов лакомством считались сердце, почки, печень оленя. Иногда мясо варили в подсоленной воде, а затем бульон заправляли ржаной мукой. Зимой ели мороженое мясо – строганину, а для длительного хранения летом мясо вялили. Мясо оленя содержит больше витамина С,  чем другие сорта мяса (по выражению известного американского химика Л. Полинга, витамин С - «лучший, безвредный и чудодейственный препарат, способный излечивать простудное заболевание» [9,с.38] и, конечно, мощнейшее профилактическое средство). Уже в наше время было установлено, что мясо северного оленя обладает лекарственными свойствами.

Парная кровь оленя очень полезна для здоровья человека. Когда мы рассуждаем о составе крови, сразу вспоминается гамма-глобулин, мобилизующий защитные силы организма. Не в этом ли секрет поразительной выносливости аборигенов Севера, их сопротивляемости любым невзгодам?

Рыбные продукты и морепродукты также играли и играют важную роль в питании северян. Рыба очень богата витаминами. Интересно узнать мнение учёных о влиянии потребления рыбы на организм человека [4]. Издавна рыбу считают ценнейшим продуктом питания человека. В ней содержатся вещества, снижающие уровень жиров в крови, регулирующие давление, предотвращающие диабет, снимающие головные боли и боли при артрите. Широко известен тот факт, что эскимосы, питающиеся жирной рыбой, мясом китов и тюленей, вообще не страдают сердечными недугами. Жирные кислоты омега-3 в мясе этих морских животных разжижают кровь, от чего не бывает тромбов, а если ежедневно поглощать такие кислоты в количестве всего 1 грамм, можно снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний на 40%. Британские медики утверждают, что можно частично избавиться от синдрома хронической усталости, если включить в рацион рыбу жирных сортов. К тому же это улучшает физическое и интеллектуальное состояние человека.

Если говорить о продуктах растительного происхождения, то у разных северных народов следует отметить свои особенности. В рационе ненцев, например, растительные продукты играли скромную роль (поскольку основным продуктом была оленина, как уже упоминалось, богатая витамином С). В основном, это были ягоды: морошка, голубика, брусника и др., дикорастущие лук и чеснок, ложечная трава, дудник. Из этих растений, богатых витаминами, стоит особо выделить ложечницу – её надземные части содержат большое количество витамина С.

В отличие от жителей тундры у жителей северных морских побережий основу рациона составляло мясо моржей, тюленей, имеющее сравнительно бедный химический состав. Поэтому они испытывали потребность в растительной пище как ферментативной добавке и дополнительному источнику разнообразных органических солей и углеводов, способствующих нормальному перевариванию и усвоению пищи. То есть, большую роль в жизни северян занимали дикоросы, содержащие различные углеводы. Хотя, стоит подчеркнуть, что северяне употребляли в прошлом, да и сейчас употребляют пищу, бедную углеводами. Что касается глюкозы, фруктозы, сахарозы, аскорбиновой кислоты, северяне имеют возможность потреблять их не в меньших количествах, чем жители экваториальных широт. Более того, на Севере есть продукты, которые в современных экологических условиях приобретают особую значимость. Так, северные ягоды княженика, морошка, голубика и, особенно, шикша и жимолость способны выводить радиоактивные элементы из организма (после Хиросимы и Нагасаки учёные искали средство снижения последствий радиоактивного заражения и обнаружили, что самой эффективной ягодой является северная шикша), природа словно спрогнозировала ситуацию, и создала защитные средства.

Если русские говорят, что хлеб – всему голова, то северяне, то же самое могут сказать о чае. Они пьют этот напиток в большом количестве. Сейчас наукой уже доказана большая польза чая для человеческого организма. А северяне на своём опыте познали его профилактическое и лечебное действие. Раньше чайные растения  в конце лета собирали женщины и дети, это – куропачья ножка, цветы и листья княженики, тундровые ноготки (сейчас сбора трав в больших количествах, конечно, не происходит). Воду для чая старались брать проточную, хотя, конечно, большую часть года  люди получали её, вытапливая из снега. В современной литературе встречается сообщение о том, что применение талой воды полезно при ряде заболеваний – болезнях сердечно-сосудистой системы, нарушениях обмена веществ. Очень интересным, в плане изучения феномена всех северных растений, является мнение Суриной Л.Н., которая пишет: «Вообще все растения на Севере носят во много раз больше витаминов, чем южные. Им так нелегко живётся, и это заставляет их за короткое лето запасти много физиологических веществ. В этом им помогает незаходящее полярное солнце. Тот же Иван-чай в окрестностях Салехарда витаминнее лимонов в 20 раз, а на юге Тюменской области - только в шесть» [8].

Исследования Павловой Е.Е. также показали, что «местные жители используют в качестве приправ большинство трав и цветов тундры, обладающих удивительными свойствами: чем севернее они растут, тем меньше в них токсических веществ. Содержание витаминов в плодах, произрастающих в Заполярье, намного больше, чем в южных районах» [13,с.45].

Аборигены Севера стихийно получали знания о свойствах различных продуктов растительного и животного происхождения. Полученные знания и дары природы помогли им сохранить здоровье в условиях сурового климата. Северянин ощущал себя частью природы, и природа платила сторицей (своеобразный «круговорот» в природе: растения – животные – человек).

2.4. Особенности некоторых национальных обрядов и обычаев. Психологию народа, его духовный мир невозможно понять, не осмыслив обычаи, по которым жили целые поколения. А обычаи северян раскрывают глубину и прочность веками сложившихся связей человека с суровой природой родного края. Жизнь в условиях Севера выработала и воспитала в аборигенах края такие чувства, как осторожность, терпеливость, умение радоваться даже крохотным проявлениям жизни. Не удивительно, что многие обычаи северян сформированы, говоря современным языком, на «здоровьесберегающих технологиях», основа которых – единство человека и природы.

Начнём с того, что многие народы Севера обращались с мольбой к растущим  деревьям, мысленно соединяясь с природой, прося её помочь. Рождение ребёнка: после родов женщина в течение определённого времени считалась «нечистой» и должна была пройти обряд очищения. Роженица снимала одежду и переходила через огонь или окуривалась дымом багульника (сейчас известно, что он является прекрасным дезинфицирующим средством), отваром багульника обмывали и новорождённого ребёнка. Все вещи роженицы «очищались» водой, в которой была прокипячена берёзовая губка, так же обмывали и младенца.  Г. Харючи в своей книге пишет о том, что у ненцев был отдельный «поганый» чум, где постель женщине застилали еловыми ветками. Два месяца она жила одна, не разделяя пищу даже с мужем, потом её окуривали вереском или оленьим салом. Отсчёт своей жизни каждый северянин  начинал с этого обряда, носящего гигиеническое значение [16,с.42].

Люльку новорождённого выстилали пелёнками из нежного оленьего меха, которые летом стирали, а зимой, очистив с помощью снега, высушивали над костром. А в центре люльки насыпали заранее подготовленный сфагновый мох (вместо современных памперсов), который меняли по мере загрязнения. В наше время роды, конечно, проходят в цивилизованных условиях, но, что касается люльки и её начинки, лучшей замены пока не нашлось.

Вообще, сохранение многих традиций предков связано с женщиной – хранительницей очага. Труд женщины в северных условиях очень нелёгок, тем не менее, многие тундровички выглядят ухоженными. Т. Лар в своей статье [7] сообщает: «Женщина в тундре никогда долго не спит. Проснувшись, она идёт на улицу, поворачивается лицом к ветру стоит так некоторое время. Это своего рода маленький массаж и закаливание. Ветер разглаживает морщины, кожа начинает дышать, ускоряется кровообращение. Укрепляющее действие оказывают и ранние солнечные лучи. Утренний туалет северянки очень прост. Перед завтраком она умывает лицо тёплой водой или холодным чаем, зимой – тёплым чаем или холодной талой водой. Каждый месяц 7-10 дней умывается настоем из чаги…Чага хорошо очищает кожу, сужает поры» [7, с.44 ].

Следующий обычай, о котором следует рассказать, связан с жилищем тундровиков – чумом, вернее с перекочевьем. При переезде на другую стоянку место, где раньше стоял чум, тщательно убиралось, собранный при этом мусор сжигался. Было религиозное поверье, что на том месте, откуда уезжают люди, селится злой дух, и посредством воздействия на оставленные предметы может причинить зло людям. Но, несмотря на, казалось бы, религиозный смысл этого обычая, он был рациональным и правильным, поскольку являлся способом защиты окружающей среды от загрязнения, а, следовательно, сохранял экологическое равновесие (к сожалению, сейчас некоторые тундровики забыли об этом обычае и загрязняют тундру наравне с пришлым населением).

Своеобразное «гигиеническое» значение имели и обряды «очищения». Если рассматривать эти обряды с современной научной точки зрения, то «гигиеническое» значение имеет огонь. В статье В. Хаснулина [15] упоминается, что у хантов был специальный ритуал: при заболеваниях и плохих снах они производили обряд окуривания жилищ осиной, пихтовой корой, чагой. Считалось, что духи боятся треска летающих искр. Научное же объяснение этому, видимо, стоит искать в составе данных растений (известно, что кора хвойных деревьев обладает дезинфицирующим действием).<



Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт