Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Роль Русской православной церк...

Роль Русской православной церкви в годы Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.


Зацепин Евгений Алексеевич, МБОУ КСОШ имени Героя Российской Федерации В.И. Шараптова, ЯНАО г. Новый Уренгой

 

Роль Русской православной церкви в годы Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.

 

В следующем году наша страна будет отмечать 75-ю годовщину победы в Великой Отечественной Войне. Это, безусловно событие, которое будет приковывать внимание всего мира.

Современная концепция мировой политики такова, что вторую мировую войну начинают постепенно забывать, а в некоторых странах даже оправдывать фашизм с его расовой теорией. Лидеры некоторых стран в открытую говорят о том, что роль СССР в победе над фашизмом была не такой   значительной и что это все пропаганда русских направленная на то, что бы принизить «истинных» победителей Фашизма.

Актуальность. Эта тема остаётся актуальной и в наши дни, когда возрождается  и укрепляется православная вера, а церковь снова становится одним из важнейших институтов общественной жизни, нравственным авторитетом для большинства людей. Сейчас, в наше неспокойное время, в случае опасности, грозящей нашей стране, русскому народу снова потребуется то духовное единство, которое поможет ему выстоять и  одержать победу. Оплотом этого духовного единства в наши дни снова становится православная церковь.

Цель работы  - показать значение подвига русского духовенства и верующих мирян в годы Великой Отечественной войны, его влияние на дальнейшую судьбу российского государства.

Гипотеза: церковь не только внесла свой вклад в победу, но и сыграла решающую роль в военных событиях. 

Задачи:

рассмотреть положение церкви накануне войны;

 проследить, какова была реакция русской православной церкви (далее - РПЦ) на начало военных действий;

 рассказать об участии духовенства и верующих мирян в военных событиях;

Объектом исследования являются православные священнослужители, принявшие участие в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

 

Предметом исследования: является вклад служителей русской православной церкви в победу СССР над фашистской Германией, их роль в военных событиях этого периода.

Сейчас в нашей стране, развернута активная политика направленная на то что бы, донести до умов современной молодежи идею, что в Великой Отечественной Войне СССР понес самые огромные потери, как людские так и материальные. Сколько судеб было испорчено в результате войны, сколько отцов и сыновей не вернулись к своим дочерям, сыновьям, матерям, женам.

Речь в нашем докладе пойдет о церкви в годы ВОВ. Не стоит удивляться и возражать, говорить о том, что большевики и церковь не совместимы, большевики не любили церковь, сколько было уничтожено священнослужителей и храмов, имущество церкви было разворовано.

Менталитет русского человека таков, что мы можем ссориться с соседями, поливать их «грязью», говорить о тех или иных людях, плохо, но когда приходит общая беда, наш народ может сплотиться перед лицом общей опасности и преодолеть все трудности. Так было и в годы Великой Отечественной Войны. Русская Православная Церковь тоже внесла свой вклад в победу над фашизмом.   

 

  1. Русская православная церковь накануне Великой Отечественной Войны.

Состояние РПЦ в 1939 году было ужасающим. Церковь была обескровлена в предыдущие годы жестоких репрессий, особенно свирепствовавшие в период так называемого «большого террора» (1937-1938). Причин этого явления несколько, из них особенно следует выделить две, наиболее важные:

1) Единственной официальной идеологией советского государства признавался коммунизм, всяческое инакомыслие уничтожалось; диктовалось подчинение ВКП (б) и насаждался культ её вождя; православная мораль противоречила этому, и священнослужители были объявлены вне закона.

2) Новая власть мечтала получить церковные богатства для страны, разорённой войнами и революциями.[1]

Всё это приводило к гонениям на православие и другие религии. Уничтожались иконы, переплавлялись церковная утварь и колокола; священники отправлялись в концентрационные лагеря, в тюрьмы и на расстрел.

О точных цифрах пострадавших в этот период до сих пор спорят историки. Принято ссылаться на данные правительственной Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, которая установила, что в 1937 г. было арестовано 136900 православных священно и церковнослужителей, из них расстреляно 85300; в 1938 г. арестовано 28 300, расстреляно 21 500. В эти же годы был истреблен почти весь российский православный епископат. На кафедрах оставались лишь 4 архиерея Московского Патриархата:

  • Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский)
  • Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский)
  • Архиепископ Дмитровский Сергий (Воскресенский)
  • Архиепископ Петергофский Николай (Ярушевич).[2]

Ситуация, прямо скажем, не из лучших, давно церковь не переживала таких тяжелых для себя времен. В истории, конечно, бывали случаи, когда церковь хотела поставить себя выше государства, но жертв в таких конфликтах было гораздо меньше.

Точное число действующих храмов неизвестно, так как зачастую в официально открытых храмах богослужения не совершались по разным причинам. Имеются сведения о закрытии только в одном 1937 г. 8000 приходов. Игумен Дамаскин (Орловский) указывает, что из 25 тысяч церквей в 1935 г. к концу 1938 г. в Советской России осталось всего 1277 храмов. Одни из них были полностью разрушены (как, например, храм Христа Спасителя в Москве или Спасо-Преображенский собор в Нижнем Новгороде), в других были устроены склады, клубы или школы. В РСФСР действовало около 100 храмов, как правило, в крупных городах, на Украине несколько больше. Уже к 1937 г. в СССР не было ни одного действующего монастыря. [3]

Таким образом, власть показала свою силу, а так же показала, что в государстве может быть только одна идеология, идеология коммунизма. Любая другая идеология была запрещена.

Самое интересное заключается в том, что большевики до прихода к власти к церкви относились нейтрально, однако после прихода к власти, когда они поставили свою идеологию во главу угла, церковь для них стала ненужным конкурентом. Церковь  учит милосердию, терпимости, смирению, про классовую ненависть, классовый подход, который доминировал в идеологии большевиков, в церковных учениях нет ни единого слова. Многие священники пользовались заслуженным уважением среди местного населения, чего нельзя сказать о тех руководителях, которых власть большевиков назначала на места. Авторитет местного руководителя и духовного служителя, конечно, был несопоставим. В этом отношении, это еще одна причина, почему партия большевиков хотела истребить церковь до основания. 

Разрушить окончательно церковь не удалось, вскоре партия большевиков вынуждена будет признать, что курс на уничтожение Московской Патриархии был ошибочным. Высокая религиозность населения СССР сохранялась, несмотря на отчаянную антирелигиозную пропаганду и репрессии против верующих.

Тяжёлые испытания Гражданской войны, жестокая политика советского руководства, минусы коллективизации – все эти испытания подталкивали людей к поиску духовного утешения и надежды. Религиозная жизнь, не находя легального выражения, уходила в подполье. Росло число катакомбников (не признававших Патриаршего Местоблюстителя) и полукатакомбников (условно признававших митрополита Сергия), совершавших тайные богослужения. В 1940 г. в официальной партийной прессе прямо признавалось, что «закрытие церквей ведет к увеличению нелегальных религиозных организаций».[4]

В сентябре 1939 г. началась Вторая мировая война. После раздела Польши между Германией и Советским Союзом. В состав СССР вошли территории Западной Белоруссии, Волынь,  Галиция. Летом 1940 г. в состав СССР вошли так же Литва, Латвия и Эстония, а также Бессарабия и Северная Буковина. Это дало толчок к формированию тактики постепенных уступок православной церкви, со стороны советского правительства.

Активность РПЦ по устройству церковных дел в новых епархиях уже не встречала препятствий со стороны властей – совершались новые архиерейские хиротонии, замещались вакантные кафедры. Временным Экзархом Западной Украины и Белоруссии в 1940 г. был назначен архиепископ Николай (Ярушевич). В 1941 г., после смерти митрополита Виленского и Литовского Елевферия (Богоявленского), главой православных приходов Прибалтики стал митрополит Сергий (Воскресенский) с титулом Экзарха Латвии и Эстонии. 

 Накал атеистической пропаганды снизился, Союз воинствующих безбожников переживал кризис, падали тиражи его изданий. К началу Великой Отечественной войны, когда в воздухе запахло угрозой, и люди обратились к Господу, порося помощи и защиты,  РПЦ имела уже 3732 храма и молитвенных здания. В ее штате состояли 28 архиереев и 5665 священников и диаконов.

Однако, машина террора не сильно сбавляла обороты: в 1939 г. было арестовано 1500 священно и церковнослужителей, расстреляно 900; в 1940 г. арестовано 5100, расстреляно 1100; в 1941 г. арестовано 4000, расстреляно 1913.

С середины 1940 г. правительство обеспокоилось активизацией церковной жизни и снова ужесточило курс религиозной политики. Главной целью были западные области СССР. Там постепенно, но неуклонно разнообразие форм религиозной жизни нивелировалось до советского антицерковного единообразия.[5]

Таким образом: состояние РПЦ  перед войной было плачевным, но, несмотря на это,  в годы войны именно она взяла на себя роль одного из организаторов обороны страны.

 

  1. Русская православная церковь в годы Великой Отечественной Войны.

Сразу после нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года заместитель местоблюстителя патриаршего престола митрополит Сергий (Старгородский) выступил с призывом послужить отечеству в тяжкий час испытаний, всем чем каждый может, дабы развеять в прах фашистскую вражескую силу. Получается, что первыми к народу обратились представители РПЦ. Ничего на наш взгляд удивительного в этом нет, связь между Церковью и воинством существует издавна. На протяжении многовековой истории России,  Русская Православная Церковь духовно окормляла воинов. Она благословляла их на ратный подвиг, и в лихие годы это вселяло в них мужество. Во время войн Церковь особенно истово молилась о даровании побед и Божией помощи русскому воинству. [6]

Послания главы Русской Православной Церкви и других её иерархов носили не только призывной и консолидирующий характер, но имели и разъяснительные цели. В них определялась твердая позиция церкви по отношению к захватчикам и войне в целом независимо от положения на фронте. Церковь не только утешала верующих в скорби, но и поощряла к самоотверженному труду в тылу, мужественному участию в боевых операциях, поддерживала веру в окончательную победу над врагом, способствуя тем самым формированию высоких патриотических чувств и убеждений среди тысяч соотечественников. Кроме того, от имени церкви подвергались осуждению дезертирство, сдача в плен, сотрудничество с оккупантами. Все это способствовало изживанию пораженческих настроений, получивших определенное распространение в тяжёлые первые дни войны, и, в конечном итоге, создавало «нравственные условия победы», которые в значительной мере изменили ход военных событий. Неумолкавшее слово Церкви, звавшее к защите Отечества и веры православной, вселяло в сердца твердую уверенность в близкой победе.

         Представители советского правительства обратились к народу в тот же день, но позже чем представители церкви. Как мы все знаем из истории к народу обратился В.М. Молотов занимавший на тот момент должность народного комиссара иностранных дел.

И.В. Сталин  руководитель СССР как мы знаем обратился к народу только 3 июля 1941 года. К представителям власти мы еще с вами вернемся.

         Помогали в борьбе с врагом не только представители РПЦ находившееся в период войны на территории СССР, но и представители РПЦЗ (Русская Православная Церковь заграницей).

Так, например, архиепископ Гор Ливанских, Илия решается на молитвенный подвиг. Он затворяется в подземелье и трое суток молится перед иконой Божией Матери, прося у нее помощи для России. На четвертые сутки, ему явилась сама богородица в огненном столпе. Она объявляет, что в России надо открыть все храмы и монастыри, выпустить из тюрем священников, а главное обнести казанскую икону Божией Матери вокруг Ленинграда и совершить молебен этой же иконе в Москве, затем икона должна быть в Сталинграде и идти с войсками до самых границ СССР. Свои ведения митрополит Илия передает в письменном виде в советское посольство на имя И.В. Сталина. Его письмо остается без ответа, но молебен   был проведен в Москве в церкви, которая на тот момент располагалась в Елоховском переулке.[7]

Тем временем руководство страны, находится еще в шоке от нападения армии Гитлера на Советский Союз. Лишь 3-го июля 1941 года, по радио выступает И.В. Сталин. Выступая по радио, Сталин говорил о многом. Но в памяти миллионов советских людей навсегда осталась фраза «Братья и сестры!» эта фраза подчеркивает необходимость единства народа перед врагом, помогает яснее осознать смертельную опасность нависшую над страной.

В своей речи, как нам кажется руководитель Советского Союза, проявил мудрость обратившись к населению фразой «Братья и сестры», обратись он лозунгами коммунистов народ ведь мог и не понять его.

Советское руководство во главе со Сталиным скоро осознало важность церковной поддержки среди советских граждан. Несмотря на тяжелое военное положение, была возобновлена церковная издательская деятельность, вновь начал выходить «Журнал Московской Патриархии», ставший свидетелем патриотической работы духовенства. Сотрудничество с Всеславянским комитетом предоставило Московской Патриархии возможность напрямую, через радио и печать, обращаться к народу в Советском Союзе и в зарубежных странах. В целях противодействия фашистской пропаганде и разъяснения патриотического курса Патриархии была выпущена книга-альбом «Правда о религии в России» (1942 г.), а затем вышла книга «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война» (1943 г.). Кроме того, зимой 1942/1943 г. на студии Ленкинохроники при участии митрополита Николая (Ярушевича) был снят документальный фильм о сборе ленинградскими верующими средств на танковую колонну имени Димитрия Донского и эскадрилью имени Александра Невского.[8]

 Таким образом, с первых дней Великой Отечественной войны церковь начала вдохновлять население СССР  на борьбу с врагом, что оказало огромное влияние на подъём патриотических настроений именно тогда, когда это было наиболее необходим: в тяжёлые первые месяцы военных поражений. Это помогло советскому народу собраться с духом и постепенно одолеть врага.

 

  1. Русские священники в рядах Красной армии и партизанском движении.

Сотни священнослужителей, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей армии. На фронтах служили полковые священники. Можно было увидеть батюшку в военной шинели, поверх которой была надета епитрахиль.

Свою позицию Русская Православная Церковь четко обозначила с первого дня войны. 22 июня 1941 года ее глава, митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) обратился ко всем православным верующим страны с письменным посланием «К пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором заявил, что Церковь всегда разделяла судьбу своего народа.

Осенью 1941-го вермахт начал продвижение к столице СССР. Шла речь о самом существовании страны, и в этих тяжелейших условиях нашлись те, кто поднялся на борьбу с грозным врагом, и те, кто трусливо уклонялся от этого.

Русская Православная Церковь оказалась в рядах первых. Достаточно сказать, что за годы войны митрополит Сергий обращался к православному народу с патриотическими посланиями 24 раза. Не остались в стороне и другие иерархи Русской Церкви.[9]

 В начале войны в адрес Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина поступила телеграмма от архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), в котором священнослужитель, находящийся в ссылке в Красноярском крае, сообщал, что являясь специалистом по гнойной хирургии, «готов оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено».

Его прошение было удовлетворено, и с октября 1941 года 64-летний профессор Валентин Войно-Ясенецкий был назначен главным хирургом местного эвакуационного госпиталя и стал консультантом всех красноярских больниц. Талантливый хирург, принявший духовный сан в 1920-х годах, делал по 3-4 операции в день, показывая пример более молодым коллегам.

Любовь к Родине и ее защита от врагов всегда была заветом всех православных христиан. Поэтому верующие особенно горячо отнеслись к призыву о помощи на нужды фронта, и на поддержку раненых бойцов. Они несли не только деньги и облигации, но и драгоценные металлы, обувь, полотенца, полотно, заготавливалось и сдавалось немало валяной и кожаной обуви, шинелей, носков, перчаток, белья.

Так за годы войны в фонд обороны страны верующими было направлено 300 миллионов рублей. На эти деньги были построены и переданы в действующую армию 40 танков Т-34 танковой колонны «Димитрий Донской», а также истребительная эскадрилья «Александр Невский».[10]

Если учесть, что к началу Великой Отечественной Православная Церковь в СССР была почти разгромлена, это можно назвать поистине чудом.

Невиданная в истории человечества по своему размаху и ожесточенности война властно требовала и ратного участия. В отличие от Первой мировой, когда в рядах русской армии священники официально допускались до боевых действий, в 1941–1945 гг. многие клирики воевали обычными бойцами и командирами. Так, Иеромонах Пимен (Извеков), будущий Патриарх, был заместителем командира стрелковой роты. Диакон Костромского кафедрального собора Борис Васильев, после войны ставший протоиереем, воевал командиром взвода разведки и дослужился до заместителя командира полковой разведки.

Немало будущих священнослужителей во время Великой Отечественной были в самом пекле войны. Так, архимандрит Алипий (Воронов) в 1942–1945 годах участвовал во многих боевых операциях в качестве стрелка в составе 4-й танковой армии и закончил свой ратный путь в Берлине. Митрополит Калининский и Кашинский Алексей (Коноплев), был награжден медалью «За боевые заслуги» – за то, что, несмотря на тяжелое ранение, не бросил во время боя свой пулемет.

Воевали священники и по ту сторону фронта, в тылу врага. Как, например, протоиерей Александр Романушко, настоятель церкви села Мало-Плотницкое Логишинского района Пинской области, который вместе с двумя сыновьями в составе партизанского отряда не раз участвовал в боевых операциях, ходил в разведку и был по праву награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.[11]

Священнослужители были активными участниками партизанского движения. С риском для жизни укрывали красноармейцев, отставших при отступлении или бежавших из плена, вели антифашистскую агитацию среди населения, помогали советским военнопленным.

С начала Великой Отечественной Войны многие сотни отбывших срок священнослужителей в армии стали танкистами, артиллеристами, пехотинцами». Более сотни были награждены медалями и орденами.

Примерно 40 священников удостоены медалей «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы». Более 50 были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Несколько десятков получили медали «Партизан Великой Отечественной войны». А сколько героев-солдат и боевых офицеров, в тяжелую минуту дав такое слово Богу, после войны стали священниками или монахами. И гордо 9 Мая прикалывали к рясам ордена и медали.

В октябре 1943 года впервые в истории Советского Союза сразу 12 священнослужителям вручили высокие государственные награды. К этому времени за содействие партизанскому движению только в Полесской епархии на территориях нынешней Западной Украины и землях, отошедших к Польше, фашисты зверски пытали и расстреляли каждого второго православного священника. Особая жестокость гитлеровцев к русскому духовенству была устрашающей контрмерой.[12]

Как мы видим, церковь помогала не только молитвами, но и делами. Получается, что на борьбу с врагом государство мобилизовало даже церковь.

 

Заключение.

Основные задачи, которые мы ставили изначально, как нам кажется, достигнуты в полном объеме, в докладе мы отразили положение Церкви до войны, во время войны, а так же немного проанализировали биографии священнослужителей принимавших участие в ВОВ.

           Победа нашего народа в годы войны стала возможной потому, что воины и труженики тыла были объединены высокой целью: они защищали весь мир от смертельной угрозы, от антихристианской идеологии нацизма. Отечественная война стала для каждого священной. Русская Православная Церковь, неколебимо верила в грядущую Победу и с первого дня войны благословила армию и весь народ на защиту Родины. Наших воинов хранили не только молитвы жен и матерей, но и ежедневная церковная молитва о даровании Победы.

Оставаясь на оккупированной территории, священнослужители выполняли свой христианский долг. Они являлись духовными наставниками и отцами для всех людей. Фашисты рассчитывали на покорность и сотрудничество Православной Церкви, но они не учли того, что, несмотря на гонения и репрессии, они не перестали быть русскими и любить свою Родину.

Церковь, ее служители и весь православный народ, послужили оплотом духовности и нравственности, без которой не возможна победа. Преклоняясь пред великим подвигом советского народа, победившего фашизм, не будем забывать и о вкладе в победу Русской Православной Церкви, которая более чем тысячелетие сплачивает на защиту Родины все народы, населяющие ее, поднявшая их на ее защиту.

Каждый год 9 мая, отмечая День Победы нашего народа в Великой Отечественной Войне, Церковь молится об упокоении всех погибших на поле брани воинов. Мы с благодарностью будем чтить их подвиг.

 

Список литературы

  1. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Сборник документов / Сост.: Васильева О.Ю., Кудрявцев И.И., Лыкова Л.А. М., 2009.
  2. Одинцов М.И. Русские патриархи ХХ века. Судьбы Отечества и Церкви на страницах архивных документов. М., 1999. С. 254, 283, 285-288, 290.
  3. https://studopedia.ru/4_62606_rol-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi-v-pobede-v-velikoy-otechestvennoy-voyne.htm
  4. https://www.youtube.com/watch?v=xPqm54ka1sM
  5. http://vanino-eparchia.cerkov.ru/2018/05/10/rol-cerkvi-v-velikoj-otechestvennoj-vojne/
  6. http://pravsarov.su/content/846/1882/4289.html
  7. https://www.eg.ru/politics/45798/

https://foma.ru/slovom-i-mechom-podvig-tserkvi-v-godyi-voynyi.html

 

[6] http://vanino-eparchia.cerkov.ru/2018/05/10/rol-cerkvi-v-velikoj-otechestvennoj-vojne/

[7] Одинцов М.И. Русские патриархи ХХ века. Судьбы Отечества и Церкви на страницах архивных документов. М., 1999. С. 254, 283, 285-288, 290.

[8] https://studopedia.ru/4_62606_rol-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi-v-pobede-v-velikoy-otechestvennoy-voyne.htm

[9] https://foma.ru/slovom-i-mechom-podvig-tserkvi-v-godyi-voynyi.html

[10] Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Сборник документов /Сост.: Васильева О.Ю., Кудрявцев И.И., Лыкова Л.А. М., 2009. С. 40–43, 55-57, 66, 96, 103–104, 180, 262, 268,  269, 362, 477, 480, 504.

[11] Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Сборник документов /Сост.: Васильева О.Ю., Кудрявцев И.И., Лыкова Л.А. М., 2009. С. 40–43, 55-57, 66, 96, 103–104, 180, 262, 268,  269, 362, 477, 480, 504.

[12] https://www.eg.ru/politics/45798/



Информация © 2011–2019
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2019
Интернет-компания СофтАрт