Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Русская душа как символ единен...

Русская душа как символ единения и единства в откровениях Ивана Ильина


Бочкарёва С.В.
к.ф.н., учитель
МБОУ "Гимназия 19"
г. Курган

Корчуют душу русскую, коверкают реформами, страданья но́вы чувствуя, мироточат иконы-то. Да сколько ж можно пытками Россию мучить!? Будет, уж! Мы молимся, мы выживем, распутное забудется! Тропинки всё теряются: та – врозь, а та – заросшая, и путники всё маются, тяжка́ сума дорожная. Не выбери чужбинную средь топтанных, нехоженых, а выбери целинную, с судьбой российской схожую!

                                                С.В.Бочкарёва

 

В творчестве каждого философа есть страницы и неких заблуждений, и неких пророчеств. Говоря сегодня о философии Ивана Ильина, стоит акцентировать внимание на те удивительные мысли, которые не потеряли своей актуальности и в наши дни. Что касается размышлений философа (на которые любят пенять сегодня люди, старающиеся очернить его) о фашизме, национал-социализме, Гитлере и Муссолини, то, во-первых, надо помнить о том, что Иван Ильин, как философ, старался рассмотреть эти движения и исторические фигуры с разных точек зрения, отметив и негативные, и позитивные черты вышеуказанных явлений; во-вторых, написаны эти статьи были в то время, когда данные движения ещё не «заклинило» на собственной самости, когда те ужасы, которые принесла война всему человечеству, ещё не обнажали своей истинной сути; в-третьих, объектом критики Ильина были не Россия и не русский народ, а большевизм, который откровенно уничтожал интеллигенцию и способствовал выдворению из страны множества замечательных людей.

Думается, стоит отметить, что философ ошибся в своих прогнозах о том, что большевизм – реальная и лютая опасность; что демократия есть творческий тупик, ведь именно идеи большевизма способствовали (в определённой мере) победе русских в той страшной войне (хотя, это, конечно, спорный постулат). Но главным фактором нужно считать удивительную способность русской души любить Россию, быть патриотом и делать всё возможное (и невозможное), чтобы отстоять её интересы. В этой связи вспоминаются строчки одной из русских летописей (которые врезались в память ещё из курса школьной истории): «И кричали враги потрясённые: «Может, русские заколдованы? Их пронзишь стрелой, а они живут! Их сожжёшь огнём, а они живут! Их убьёшь сто раз, а они живут, а они живут и сражаются!».

Иван Ильин никогда не ставил знак равенства между большевизмом и Россией. Он всегда отмечал всепобеждающие черты русского характера и русской стойкости: «Так русские веками учились и научились искусству побеждать: отступая, не сгорать в земном пожарище, на руинах возводить новое хозяйство, духовно обновляться в беде и смятении, не терять мужества при распаде, трезво смотреть на вещи в страданиях и молиться; жить в лишениях, собирая духовную жатву, опять возрождаться как феникс, восставая из пепла, созидать на руинах и развалинах и, начиная с нуля, быстро набирать силы и неустанно творить»[7].

Размышления философа становятся всё более и более востребованными в нашей стране сегодня. «Ильин менее всего писал для современных ему советских людей, он писал для нас, сегодняшних, коим уготовано или воссоздать и создать национальную Россию, или исчезнуть в качестве исторического лица, своеобычной культуры» [8, с. 471].

Особый смысл сегодня приобретают идеи философа о единении и единстве, что в наше сложное время (время национальной разобщённости порой) становится необходимо-востребованным. Немецкий ученый В. Шубарт в своё время предложил типологию европейских народов, согласно которой славянские народы, а особенно русский, принадлежат, к мессианскому типу (следующему идеалам, данным в Евангелии от Иоанна). Человек такого типа «хочет восстановить вокруг себя ту гармонию, которую он чувствует в себе… Мессианского человека одухотворяет не жажда власти, но настроения примирения и любви. Он не разделяет, чтобы властвовать, но ищет разобщённое, чтобы его воссоединить (выделено мной – С. Б.)» [9, с. 244].

Этот же «иоанновский дух» подмечает и Иван Ильин:

– Иоанновский дух «незаметно был впитан и инокровными и инославными русскими народами: и русскими лютеранами, и русскими реформаторами, и русскими магометанами, и русскими иудеями так, что они уже нередко чувствуют себя ближе к нам, чем к своим единокровным и единоверным братьям» [5, с. 401];

– «Славяно-русское племя, проведшее Россию через все эти испытания, не отгораживалось от замиренных и присоединенных им племен, даже тогда, когда они были совершенно чуждыми ему в расовом отношении, но принимало их постепенно – гражданственно, кровно, культурно и правительственно – в свой состав. Различия не исчезли (выделено мной – С. Б.), но равноправие и душевно-бытовое общение вызывали к жизни духовно-братское единение» [3, с. 53];

– Анализируя различные исторические формы государств с многонациональным составом населения, И. А. Ильин видит в России тот случай, когда многонародное единство зиждется «религиозно-культурным преобладанием и успешным политическим водительством численно сильнейшего племени, если оно отличается настоящей уживчивостью и добротой» [2]. Философ считает, что Россия есть система духовного единства, созидаемая единым, русско-национальным духовным актом [4].

И здесь автор доклада позволит себе лирическое отступление и вспомнит бессмертное произведение «Троица» А. Рублёва. Думается, что эта икона, как настоящий русский символ, отражает мысли Ивана Ильина о единении всех народов. Если воспринимать символ Святой Троицы как обращение ко всему человечеству, как символ единства всех народов, то «Троица» в данном случае символизировала бы единый источник рождения человечества (а значит некоего равноправия всех и каждого); единую «разноликость» бытия человеческого, и возможность взаимопонимания на этой единой основе; единую спиралевидную направленность к вечности сквозь призму этого триединства, как Человечности, включающей и духовность, и нравственность, и к ней (к Человечности, как замыслу Божьему) возвращающейся через развитие разных ипостасей.

А что если, «Троица» есть вечное напоминание людям о мире и о бытии человеческом как о некоем «ядре», состоящем из разноплановых потенциалов, как сила, позволяющая познать мир? Единая Чаша – для всех, гармония – в понимании: взоры всех фигур обращены к этой Чаше, они все – разно-похожие (как и все люди, вне зависимости от национальности), но только в единстве – их сила. «Троица» – это язык единства и любви» [1, с. 307].

Возвращаясь к концепции И. А. Ильина, отметим, что он показывает русскую нацию как народ, обладающий огромным культуротворческим и миротворческим потенциалом. Россия для мыслителя – это страна-цивилизация, духовное служение которой обретает всемирное значение. И время доказало жизнеспособность данных идей. Достаточно вспомнить события минувших дней – это и присоединение Крыма, и гуманитарная помощь украинцам и другим народам, оставшимся без крова, или пострадавшим от различных природных катаклизмов и политики правительств, и миротворческая миссия русских в Сирии, и многое другое.

Заканчивая рассуждения, хочется остановиться ещё на одной мысли философа. Ильин не идеализировал русский народ, но, отмечая его недостатки, он делал акцент на своеобразии русской души. И для нас, школьных учителей и родителей, большую ценность имеют идеи философа о воспитании этой русской души: «Надо сделать так, чтобы все прекрасные предметы, впервые пробуждающие дух ребёнка, вызывающие в нём умиление, восхищение, преклонение, чувство красоты, чувство чести, любознательность, великодушие, жажду подвига, волю к качеству, были национальными, у нас в России – национально русскими; и далее: чтобы дети молились и думали русскими словами; чтобы они почуяли в себе кровь и дух своих русских предков и приняли бы любовью и волею всю историю, судьбу, путь и призвание своего народа; чтобы их душа отзывалась трепетом и умилением на дела и слова русских святых, героев, гениев и вождей. Получив в дошкольном возрасте такой духовный заряд и имея в своей семье живой очаг таких настроений, русские дети, где бы они ни находились, развернутся в настоящих и верных русских людей»[6].

Список литературы

1.    Бочкарева, С.В. Язык «Троицы»: от истоков к современности// 3rd International Congress on Social Sciences and Humanities. Proceeding of the Congress (November 15, 2014/ Volume 1/ Vienna, OR: “East West” Association for Advanced Studies and High Education GmbH, Vienna – С.305-310.

2.    Иван Александрович Ильин. О государственной форме// О грядущей России. Избранные статьи. под ред. Н. П. Полторацкого. Н.-Й. США, 1991.

3.    Ильин, И.А. За национальную Россию // Слово. 1991. № 4.

4.    Ильин, И.А. За национальную Россию. Манифест русского движения // Слово. Москва, 1991.

5.    Ильин, И.А. О национальном призвании России (ответ на книгу Шубарга)// Собрание сочинений. Том седьмой. Москва, 1998.

6.    Ильин, И.А. Основы христианской культуры. URL: http://azbyka.ru/osnovy-xristianskoj-kultury (дата обращения 7.10.2016).

7.    Ильин, И.А. Сущность и своеобразие русской культуры. URL: http://search.rsl.ru/en/record/01003181816 (дата обращения 10.09.2016).

8.    Корольков, А.А. Духовный смысл русской культуры. М., 2006.

9.    Шубарт, В. Европа и душа Востока. – М., 1997. – С.244.



Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт