Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Слово правды в творчестве нене...

Слово правды в творчестве ненецкой писательницы Салиндер Надежды Сергеевны


Слово правды в творчестве ненецкой писательницы

 Салиндер Надежды Сергеевны

Ананьева Надежда Степановна,

 МБОУ «Средняя школа № 12»,

г. Новый Уренгой

 

  Символ света является определяющим в творчестве любого художника. Размышляя об эпохе, в которую ему пришлось жить, каждый приходит к собственному пониманию правды. Вспомним слова М. М. Пришвина: «Поэзия бросает лучи свои во все стороны, и один из них проходит сквозь правду и освещает ее изнутри. Такая правда редкая, светит для всех наравне со светилами, а искусство такого художника является личным его поведением». Наш современник М. М. Дунаев говорит, что «меч духовный, который принес Спаситель в этот мир, есть слово Божие… это меч обоюдоострый, который будет совершать суд над всеми, отделит праведных от грешных». Много разных людей в сумасшедшем потоке жизни соприкасаются с тобой. И каждый создает определенную ситуацию, влияющую на твою жизнь. Так и в жизни Надежды Сергеевны Салиндер – писательницы из п. Тазовский Тазовского района Ямало-Ненецкого автономного округа. Она родилась 13 декабря 1955 года в тазовской тундре в семье оленевода. Именно о ней можно сказать такие сроки: «Везде дыханье теплое Ямала, и речь его дано услышать мне…». Произведения, созданные ею, в будущем будут жить по другим законам. Вопросы о смысле жизни, смысле красоты родной земли, все более «охваченной» цивилизацией, будут задавать ее произведения.

  Надежда Салиндер стихи начала писать во втором классе. Бросала, потом снова начинала писать. Выйдя замуж, уехала в антипаютинскую тундру на целых пятнадцать лет. В декабре 1996 года была приглашена на Международную конференцию писателей Севера, которая проходила в городе Салехарде. Эта конференция и определила ее дальнейшую жизнь. Писательница на русском языке пишет о жизни и быте ненецкого народа, о красоте родного края. К каждому произведению рисует иллюстрацию.

Резкий контраст жизненных ситуаций, места и образа жизни, встречи с людьми, совсем непохожими друг на друга, породили в ней тягу к творчеству, стремление как-то приостановить время, чтобы успеть в этой жизни сделать как можно больше и сказать людям свою правду о любимом ею Севере. Она смогла найти источник светлого мировосприятия, видела окружающий мир в первозданной чистоте и цельности, видела таким, каким создал его Творец. Надежда Сергеевна открывает людям потерянную многими страну детства, где через край переливается радость бытия. Свои поиски истины она выразила средствами искусства.

В силу сложившихся обстоятельств литература коренных народов Ямала развивалась в 20 веке и развивается в настоящий момент в основном на русском языке. Сегодня создаются благоприятные возможности для развития национальной культуры и языка. На русском написаны основные и наиболее значимые произведения писателей Севера, в которых ставятся животрепещущие вопросы современности. Понять литературу народов Ямала без проникновения в их духовный мир, психологию, мировосприятие невозможно. Каждый человек должен знать одну простую истину:

Я стою и расту – я растение.

Я стою и расту, и хожу – я животное.

Я стою и расту, и хожу, и мыслю – я человек.

Я стою и чувствую: земля под моими ногами, вся земля.

Опираясь на землю, я поднимаюсь: подо мной тундра – земля моих предков, надо мной небо. Все-таки человек – царь природы, милостивый и великодушный, творчески одаренный [3].

           Легенды о сотворении жизни на Земле, вечное преклонение ненецкого народа перед Нумги – все это неотделимо от той культуры, которую популяризует своим творчеством Надежда Салиндер, вероятно, следуя советам ненецкого писателя Прокопия Явтысыя из Нарьян-Мара, который сказал: «Пусть с твоих стихов начинается новое направление в нашей национальной поэзии».

           Творческий язык Надежды Салиндер – билингвизм – сосуществование двух культур – русской и ненецкой. Космогонические сказания, что устно передавались из поколения в поколение, она услышала от деда.

Вон за той горой –

Поворот крутой.

И за той горою – судьба.

И с небес идет

Смертоносный дождь.

И чтоб выжить – нужна борьба.

И сказал мне Бог:

«Не кляни судьбу,

Что крута тропа,

Что тяжел твой путь.

Если гибнешь ты,

Так поспорь с судьбой,

Донесешь свой крест –

Будет жизнь другой».

На голгофу ту поднималась я.

Камни – ноги в кровь,

Крест давил меня.

Поворот крутой

Поломал мне жизнь,

Но шепнул мне Бог:

«Потерпи, держись» [1].

Смысл бытия, отношения с Богом, драма скоротечности жизни, природа, человеческая душа, борьба за жизнь – вот вечные темы, которые всегда волновали человечество, и поэт-ненка вносит свой вклад в сокровищницу мировой поэзии.

  В круг ее поэтических интересов входит все: боль от осознания драматической судьбы родной земли, уважение и любовь к своим предкам, к родным погостам, восхищение неброской северной природой. Салиндер Н. С. можно назвать представительницей ненецкого народа с ярко выраженным этническим самосознанием.

  Она родилась в тазовской тундре в многодетной семье охотника. Училась в школе-интернате. После смерти матери и деда вынуждена была кочевать, чтобы не оставлять без присмотра слепых бабушку и тетю. В тундре она прошла суровую школу жизни ненецкой женщины: научилась поддерживать огонь в чуме, выделывать шкуры, шить одежду, ставить капканы, ловить рыбу, ездить на оленях.

           Картины прошлого не могли не оставить след в творчестве Надежды. Они практически присутствуют во всех ее произведениях.

           Детство прошло на лоне природы. Весна и лето, осень и зима – все времена года были для нее прекрасны. Любой сезон приносил что-то новое. С тех самых пор она чувствует себя частью природы. Природа и она были неотделимы. Тема дороги, выбора правильного жизненного пути, нужной тропинки, независимо от возраста, постоянно присутствует в творчестве автора, будь то поэзия или проза.

Вот опять позвала дорога,

И под утреннюю звезду

Рано-рано морозной синью

Я тяжелый аргиш веду.

За плечами осталось много

В моей жизни трудных дорог.

Есть граница земли и неба,

И у жизни есть свой порог.

И плывет мой аргиш по жизни,

Богата поклажа в санях.

То, что прожито, – все испытанье,

Я выжила в белых снегах.

Лежит теперь путь к горизонту.

К путеводной моей звезде.

Я вышла в морозное утро,

Как в живой искупалась воде.

(Стихотворение «Дорога») [1].

Путеводная звезда, морозная синь, уснувшие снега – эти строки ненецкой поэтессы – свидетельство яркой метафоричности русского языка, на котором она пишет свои стихи.

 Самые первые стихи Надежда начала писать еще в школе, во втором классе. Потом забрасывала, потом снова бралась за перо. После окончания школы-интерната уехала в антипаютинскую тундру, где провела 15 лет кочевой жизни. Вышла замуж, родила детей.

           Но никогда за повседневными заботами не забывала о своем увлечении, в суете мирской находила время для творчества. Творчества, в которое Надежда Сергеевна вкладывает свои мысли, сомнения, размышляет и восхищается, грустит и надеется.

   Творчество Надежды Салиндер не ограничивается стихами и песнями. Когда душа того просит, Надежда рисует. В ее картинах недопетая в стихах и песнях любовь к родному краю, не выплеснутые эмоции восхищения северным пейзажем, бытом родного народа. Есть писательские зарисовки, рассказы, сказки и легенды. Это творчество основывается на самобытной культуре коренных народов Севера, богатейшем фольклорном материале. Природа оживает, наполняет душу читателей светом.

           Творческий процесс – это непрерывный поиск. Только нужно создать условия для него: передать опыт от старшего к младшему. Легенды, услышанные от стариков в чуме, Надежда Салиндер переводит на русский язык, публикует в журналах и в сборниках, чтобы сделать достоянием народа.

           Творческой лабораторией Надежды Сергеевны стал Центр Национальных Культур в поселке Тазовский, куда она переехала в 2000-м году. Много лет работы здесь позволили не только собрать богатый фольклорный материал, но и воплотить это на сцене. Театрализованные постановки, сценки из бытовой жизни коренного населения, ненецкие стихи и песни. Надежда Сергеевна здесь воплотила еще одну свою мечту: создала фольклорную песенную группу «Майма», которая выступала неоднократно в городах Надым, Новый Уренгой, Салехард, Ишим и, конечно же, на сценических площадках своего района в сельских Домах культуры, рыболовецких Песках.

           «Взаимосвязь человека с природой, с животным миром должна основываться на гармоничных отношениях», – утверждает Надежда Сергеевна [3].

Золотою лунною тропою

Я опять сегодня в ночь уйду,

Стану до рассвета птичьей тенью,

Тундры белые владенья обойду.

Буду над землей парить легонько,

Поднимаясь птицей в высоту,

И, любуясь в лунном свете тундрой,

Воспою земную красоту [1].

 У нее всегда болит душа за испорченную тундру, за умершие озера и погибших птиц. Разве мог равнодушный к природе человек написать такие строки: «В голубом небе яркое солнце звенело бубном. Кружились над пустой льдиной чайки, танцуя свой ритуальный танец над останками осетров»?!

           Ее творчеству присуща интимно-лирическая исповедальность, философско-нравственные размышления о жизни.

Струной упругой сердце зазвенит,

Как тетива натянута от боли.

Душа моя – она к тебе летит,

Хмелея от любви, весны и воли [1].

Мотив сна очень часто встречается в мировой литературе, достаточно вспомнить шедевр Кальдерона «Жизнь – это сон» или гениальную шекспировскую мысль:

Мы созданы из вещества того же,

Что наши сны, и сном окружена

Вся наша маленькая жизнь.

В стихотворении «Мой путь» Салиндер пишет:

Опять тревожно стало на душе,

И пристально я всматриваюсь в сны.

Непрошенное чувство ожиданья,

И чудится дыхание весны.

Обманом обнадеживаю сердце,

Судьба сама проложила мне путь.

Но шепчет где-то голос изнутри:

«Ты о камнях дорожных не забудь».

Но я уже шагнула на дорогу.

Нет боязни того, что я споткнусь.

А впереди – заманчивые дали.

Я к запаху весеннему тянусь.

Казалось бы, что прожито полжизни.

А вышло так – все только началось.

И на пути своем теперь жалею,

Что б только пелось, только бы жилось [1].

Сон для любого поэта – это и память, и воспоминание о прошлом, и осуществление мечты, затаенной в подсознании желания. Отметим здесь природный, естественный характер желаний – желание любви, что приносит человеку обновление. И хотя прожито уже полжизни, душа человека молода: чудится дыхание весны, шепчет голос, все только начинается. Поэт говорит о сне как способе перемещения во времени. К слову, именно способность перемещения во времени в состоянии обострения человеческих чувств является одним из необходимых качеств шамана (дедушка Надежды Сергеевны – шаман). Поэт мечтает о вдохновении, но в то же время говорит о дорожных камнях. Камни – это жизненные преграды, трудности, преодолев которые человек постигает истину. Таким образом, семантико-символическая насыщенность образа сна включает в себя следующее содержание: сон – мечта, сон – поэтическое вдохновение, сон – скрытое, неосознанное желание, сон – путешествие во времени и пространстве, сон – поэтическое вдохновение. В этом смысле поэт действительно следует мысли Шекспира о том, что наща жизнь часто погружается в сон, что сновидения оказываются духовно насыщеннее, чем реальная действительность.

У каждого поэта своя правда. Одни «вышагивают» свои стихи, как Маяковский, другие «выборматывают», как Мандельштам. Стихи могут звучать подчеркнуто торжественно и почти прозаически, спокойно и взволнованно, напевно и резко, плавно и прерывисто. Разнообразие звучания поэтических произведений подобно разнообразию звуков в природе. Стихи Салиндер звучат по-разному. Одни как заклинание, другие, наоборот, спокойно. Истинный ценитель красоты – не разум, а сердце. В ее стихах все на «месте», потому что прекрасно. Так видит сердце. Поэт, написавший стихотворение, первый, кто наслаждается тем, что только что вышло из-под пера и так похоже на правду, ведь правда – это прошедший через душу и разум человека и воплощенный им в жизнь чистый, незамутненный свет. Даже для самого поэта процесс собственного творчества остается загадкой. А все неизвестное влечет к себе с необоримой силой.

С каждым годом человек все более совершенствуется, он движется «по своей земле из глубин веков к желанному будущему, в которое верит и создает своими руками для себя и своих поколений». Никогда не стоит забывать свое прошлое наследие. Вот почему нам так нужны произведения Салиндер Н. С., ведь мы должны знать, как жили и живут ненцы в тундре. Знать и том, что на протяжении тысячелетий олень верно служит человеку, как и русским – лошадь. Образ оленя прочно вошел в ненецкую культуру (живопись, ваяние, художественную литературу). Во все времена олень почитался как самое умное создание, а родной край воспевался нашими дедами и прадедами. Это были сказки-песни о Великом Нуме-Небе, Яля Сэвне – Солнышке, Илебя пэртя – хозяине многочисленных оленьих стад, Иры хасава – Месяце, его братце Нумги – Звезде. Живущие на Крайнем Севере люди должны знать как человеческие, так и природные законы земли, а человеческие законы можно узнать, изучая культуру народа – предания, легенды, сказки, мифы, рассказы, повести писателей Севера. Ненцы называют себя «детьми оленя». Оленей ценили, их дарили, ими воздавали благодарность.

  Нет ничего ужаснее, чем потерять доверие, расположение живущих рядом, будь то человек или животное. Все мы живем в одном мире, связаны одними кровными нитями. И нельзя доводить природу до такого состояния, чтобы она мстила человеку за все обиды, которые он ей наносит. На многие вопросы дают ответы писатели родного края.

 

Чтоб выжил человек в снегах и стуже,

Чтоб был здоров и счастлив каждый день,

Ему веками беззаветно служит

Неприхотливый северный олень.

Он мох копытит под метровым снегом,

Любой мороз его не проберет.

Красив рогач в неутомимом беге-

Бескрайней тундры вечный вездеход.

 

[1].

   В настоящее время тундровой северный олень попал в Красную книгу, несмотря на то, что численность оленя составляет около 500 тысяч. В нашем округе самое большое стадо северных оленей среди всех регионов не только России, но и мира. Можно позволить себе небольшой каламбур: число жителей в округе равно числу оленей. И это на самом деле так. Местные жители говорят: «Если в тундре есть олешек – жить можно. Ушел олень – беда!» Олени такие же выносливые и ловкие, как люди. Вся жизнь ненцев связана с оленем. Новорожденного пеленают в оленью шкуру. Умершего укладывают в оленью шкуру, имевшую обязательно рога и копыта. Спасение и выздоровление человека сопровождалось принесением в жертву оленя. Ненцы называют себя «детьми оленя». «Особенно высоко ценился передовой олень – нензаминдя. Если он чихал, то поездка прекращалась, охота останавливалась, посещение святилища откладывалось. Почитались боги Нум – создатель оленей и Илебямбэртя – даритель оленей, покровитель и учитель пастухов. Чтобы семья могла нормально существовать, требовалось триста-четыреста оленей. «Лишних» животных дарили бедным, тем самым благодарили бога Илебямбэртя» [5].

  Большое внимание уделялось внешности оленя. Достоинство стада воплощал менаруй, выделяющийся красотой и великолепием ветвистых рогов. Очень почитались белые олени. Они обычно считались священными. Их приносили в жертву богам, изображая на боку оленя знак того или иного бога. Были олени дымчато-белые, пестрые, черные, с белыми пятнами, серебристые, каштановые.

  Северные народы считали животных существами, равными людьми. У них есть душа, такая же, как у человека. Они могут понимать человеческий язык. Поэтому во время промысла запрещалось громко разговаривать и упоминать названия животных. Тем более их нельзя было ругать. Животные могут узнать о намерениях охотников и обидеться на них.

  Люди думали, что животным свойственны чудесные способности. Духи и силы могли принимать облик животного. Например, в октябре, когда опадает листва, когда улетают птицы и застывает земля, начинаются оленьи свадьбы. В тундре наступает самое красивое время года. Рога у оленей ветвистые, шерсть гладкая, молодая, крепкая. В месяц «большой темноты» совершался праздник жертвоприношения богу Солнца. Оленьи упряжки украшались красными лентами и колокольчиками. На снегу лопаткой вырезали изображение Солнца с семью лучами. Такое же изображение делали на боку белого жертвенного оленя. Его кровью орошали знаки Солнца на снегу, а потом трижды кланялись Солнцу. Окропляли кровью полозья нарт, деревья, молодого оленя, который должен был стать вожаком стада. В традиционном календаре ненцев было семь сезонов, каждый из которых связан именно с оленем. Современные школьники должны знать и ценить культурное наследие края, который надлежит всеми силами беречь и преумножать. Без этого не может быть успешного будущего. Культура – это все, что создано человеком: язык, жилище и одежда, орудия промысла, орнамент и изображения, правила поведения, предания, песни и многое другое. Культурой являются законы и совесть, искусство и умение вести себя.

  Культура – это способ понимания и представления мира, в котором человек живет. Культура многолика, как и человеческая мысль, как фантазия. Некоторые ученые считают, что в культуре выражено предначертание народа. Они думают, что северные народы последние из народов Земли, кто умеет поддерживать гармонию между человеком и природой. Основные ценности те, которые человек усваивает с младенчества, с молоком матери. Когда он вырастет, он чаще всего не осознает эти ценности как главные для себя. Но они уже находятся в самых глубинах памяти и незаметно направляют человеческую мысль. Тогда мы слышим удивительные для нас песни, сказки, повести и рассказы. Тогда открывается перед всеми особый народ со своей культурой [6].

  Высшее назначение писателя или поэта – своим творчеством пробудить добрые чувства и уснувшую совесть. Они помогают лучше понять жизнь, стать добрее и мудрее. Если они выполняют это, то их имена надолго остаются в человеческой памяти.

  Такие рассказы, как «Любушкины звезды», «Месть черного озера», «Все видят духи», «Сэрхадт» (белый олень) основаны на реальности. На вопросы людей о том, как она пишет стихи, Надежда Сергеевна отвечает: «Стихи рождаются сами. Они приходят извне, вибрирующая душа улавливает из космического пространства именно ту информацию, будь то горе или радость, или просто состояние счастья». Ее произведения печатаются в журналах «Северяне», «Обская радуга», выходят отдельными изданиями. Писательница говорит: «Наверное, мое творчество в каждодневных семейных заботах не проявилось бы так ярко, если бы не муж, который всю заботу, в том числе о шестерых детях, взял на себя. Я продолжаю творить». В декабре 2000 года вышел первый сборник стихов и рассказов «Души моей струны». Не все так просто и в жизни, и в творчестве. Известен случай, когда в Салехарде сгорел готовый набор книги «Белый олень».

  Детство в жизни всякого человека – счастливая пора. Оно прошло в тундре. С тех пор она чувствует себя частью природы и часто говорит: «Природа и я неотделимы». В ее воспоминаниях морозное зимнее утро, разборка чумов, круговорот оленей во время их ловли. И долгая мелодия полозьев, под плавную качку которой можно поспать. И навсегда запомнившийся диск солнца, красный, будто мерзнущий. Он висел над заснеженной, холодной, бескрайней тундрой и долго сопровождал, почти до темноты, то исчезал за грядой ольховой рощи, то выбегал из-за высоких сопок. Наверное, в такие часы вдохновения и рождаются произведения – всплеск душевных эмоций. Ее любимые цвета – синий и голубой. Цвет сурового края, холодный и леденящий, но чистый и ясный.         

Пройдет мороз по рекам –

Крепки ль мосты из льда?

Искристый, синий иней

Сверкает на кустах.

Морозный зимний вечер

Рисует на холстах [1].

  Вспоминая жизнь в тундре, она пишет в своей зарисовке «Вечер на рыбоугодье» проникновенные слова: «Жизнь нашего маленького поселения – крошечная частичка в большой необъятной Вселенной. Города, люди и все живое слишком хрупки. Как пылинки…Захотел Бог и сдунул. И ничего нет!» [1].

Жизнь в тундре тяжела, борьба за существование кончается вместе с человеком. Особенно тяжела зима. Бескрайнюю ширь тундры, читаем мы в рассказе «Первое испытание», освещало негреющее солнце, висевшее над тундрой не слишком высоко, но и не низко. Ненцы про этот период зимы говорят: солнце село на кончике оленьего рога.

  В произведении «Белый олень» олицетворением любви, заботы старой Мядыне является белый бычок-олененок Сэрхабтт. Если у Мядыне было плохое настроение, то домашние олени авки не хотели с этим мириться и терпеливо ждали угощения – кусочка хлеба или дробленой мороженой рыбы. Особенно любил уху ее питомец – белый бычок Сэрхабт. У него были красивые ветвистые рога. Весной, когда рога были маленькими, он свободно заходил в чум.

  Сэрхабту было три месяца, когда его мать, белоснежную тонконогую важенку, задрал волк. Осиротевшего, облепленного личинками овода, белого олененка старая Мядыне стала обихаживать в чуме. Старик Хэчо, муж Мядыне, назвал его Сэрхабт – белый бык. Из таких вот заморышей, попавших в заботливые руки человека, чаще всего вырастают сильные выносливые олени. У хозяев не было детей, и всю свою нерастраченную любовь они перенесли на ослабевшего без материнской опеки животного. Мядыне кипятила сухое молоко, мочила в нем сухари и прикармливала оленя каждый день этой похлебкой. Олень быстро окреп. Пришла пора первого снега, когда тундровики начинают забивать телят для зимней одежды. Многим хотелось заполучить белую шкуру этого теленка на соок сыну. Сэрхабт был хорош. Ровный белый мех лоснился. Он был рослее других телят, упитаннее. Многие пастухи любовались им. Такого оленя мечтает иметь каждый тундровик для украшения своего стада. Но для Мядыне олень был дорог, как ребенок.

  Прошло четыре года. Сэрхабт выглядел как настоящий менаруй. Рослые, красивые менаруи есть в каждом стаде, один или два. Менаруев не запрягают в упряжь. Они неприкосновенны и священны. Эти олени являются своего рода символами – олицетворением благополучия стада. Сэрхабт не считался менаруем. От тяжести ездовых и грузовых нарт его избавила любовь хозяев. Не привязи не знал, ни упряжи. Он был спокойным, свободным, мог подойти к любому человеку. Хозяйка иногда пела ему песни:

Мой сыночек черноглазый

С резвыми ногами,

В теплом сооке белоснежном,

С длинными рогами.

Сэрхабт топтался на пороге чума. Белоснежный красавец ждал угощение. Мядыне в чуме, грея руки, призадумалась. Дети ее умерли. Старикам неоткуда ждать помощи. Тяжелая тундровая жизнь отнимает последние силы. Можно перейти на оседлую жизнь, но как жить без оленей? Рокот вездехода заставил вздрогнуть старую женщину.

Чужаки увидели белого оленя с красивыми рогами. Подняв голову, олень настороженно смотрел на людей, шевелил ушами, раздувал ноздри. Неожиданно на него бросились чужие люди. Он заметался возле нарт и чумов, но, не найдя защиты, рванулся в тундру. Уйти ему не удалось. Мягкий снег предательски утопил его по бедра. Трое мужиков навалились на Сэрхабта. Пленника затолкали в кузов вездехода. Зарычав, чудовище устремилось к стаду. Олени беспокойно закружились по пастбищу. Раздались хлопки выстрелов. Несколько рослых быков повалилось на бок, забрызгав алой горячей кровью белый снег. Стадо обезумело от страха, помчалось к чумам.

Пленника привезли в вахтовый поселок. Такого красивого оленя люди еще не видели. Один из них, в волчьей шапке, даже присвистнул. Люди опасались огромных рогов. Но бык, выросший среди людей, никогда не применял рога и копыта как оружие. На ночь его привязали веревкой в гараже. Неожиданно скрипнула дверь, мужик освободил белого оленя. Белый дым снежной круговерти спрятал оленя в родной стихии. Сэрхабт мчался, не разбирая ничего вокруг. Он был жив! Он был свободен! Олень бежал. Изредка он останавливался, хватал горячим ртом снег, озирался вокруг себя и, пугаясь одиноких кустов, опять пускался вскачь. Умному ручному оленю не нужно ориентиров. Сердце и ум приведут его к родному порогу даже в темноте зимней ночи и в пургу. Мчался белоснежный красавец один в темной ночи туда, где его любят и ждут.

  Творчество Салиндер Надежды Сергеевны неповторимо, отражает мировосприятие ненецкого народа. В неразрывном единстве народного искусства с народным миропониманием сокрыта его непреходящая значимость, а этническое своеобразие оберегает общечеловеческие, культурные ценности от жестокости и насилия. Ее творчество «очеловечивает» людей, озаряет белое безмолвие человеческой души добротой и любовью.

Список литературы

  1. Андреева И. А. И уже в лукошко просится брусника. – Тазовский, 2003.
  2. Салиндер Н. С. Любушкины звезды. – ГУП ЯНАО «Издательство «Красный Север», 2003.
  3. Салиндер Н. С. Здесь, в холодной долине, мой родной уголок // Ямальский меридиан. – 2001. – № 9.
  4. Сязи А. М. Узоры северного сияния. Самодийские народы. – Салехард, «Артвид», СПб.: «Русская коллекция», 2005.
  5. Культура народов Ямала / Под ред. Борко Т. И. Т.: Издательство проблем освоения Севера СО РАН, 2002.
  6. Цымбалистенко Н. В. Север есть север. – СПб.: Филиал издательства «Просвещение», 2003.


Информация © 2011–2017
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2017
Интернет-компания СофтАрт