Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Из истории Церкви Петра и Пав...

Из истории Церкви Петра и Павла


Липатова Л. Ф.
Старший научный сотрудник, Заслуженный работник культуры РФ
ГБУ «Ямало-Ненецкий окружной МВК им. И.С. Шемановского»

Липатова Людмила Фёдоровна
Старший научный сотрудник ГБУ «Ямало-Ненецкий окружной МВК им. И.С. Шемановского»
​Заслуженный работник культуры РФ
Г. Салехард

 

Одним из первых документов, которые приняла молодая советская власть, был декрет 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Все церковные и религиозные общества получили статус частных обществ и союзов. Имущество церковных и религиозных обществ объявлялось народным достоянием. В мае 1922 года на основании декрета СНК РСФСР было произведено изъятие церковных ценностей «на нужды голодающих».  Уже 5 мая 1922 г. из двух обдорских церквей было изъято 11 пудов 5 фунтов драгоценных металлов.

По описи, которая проводилась  в конце 20-х годов, в Обдорском Петропавловском храме значилось имущества на сумму 4303 рубля. В церкви была 121 икона. Колокола: 1 - 101 пуд 1 фунт, 2 – 36 пудов, 3 – 25 пудов, 4 – 14 пудов, 5 – 3 пудов и 2 малых колокола.

Здания и предметы культа, предназначенные для богослужебных целей, стали отдаваться по особым постановлениям местных или центральных властей в бесплатное пользование религиозных обществ.

В селе Обдорск были зарегистриро­ваны 2 религиозные общины. Петропавлов­ская религиозная община объединяла рус­скую часть населения, зырян, а также часть коренного населения.

Имущество церковных и религиозных обще­ств объявлялось народным достоянием. В окружном архиве хранится договор, заключенный 25 марта 1923 года между религиозной общиной и Советом рабочих и крестьянских депутатов в лице председателя Совета Капрайтиса Ивана Кон­стантиновича, о передаче в бесплатное поль­зование каменной церкви в Обдорске с бого­служебными предметами. При этом верующие обязуются:

 «...Беречь переданное нам народное до­стояние и пользоваться им исключительно со­ответственно его назначению, принимая на себя всю ответственность за целостность и сохранность.

Храмами и находящимися в них богослу­жебными предметами мы обязуемся пользо­ваться исключительно для удовлетворения религиозных потребностей.

В принятых нами в заведовании богослу­жебных помещениях мы обязуемся не допу­скать:

а) политических собраний враждебного Со­ветской власти направления;

б) раздачи или продажи книг, брошюр, лист­ков и посланий, направленных против Советской власти или её представителей;

в) произнесение проповедей и речей, враж­дебных Советской власти или ее отдельным представителям;

г) совершение набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против Соввласти, ввиду чего мы обязуемся подчи­няться всем распоряжениям местного Совета рабочих и крестьянских депутатов относи­тельно распорядка пользования колокольня­ми.

Мы обязуемся из своих средств произво­дить оплату всех текущих расходов по содер­жанию храма и находящихся в нём предметов, как по ремонту, отоплению, страхованию, ох­ранению, по оплате долгов, налогов, и т.п.

Мы обязуемся иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в ко­торую должны вносить все вновь поступаю­щие предметы религиозного культа...

За непринятие всех зависящих от нас мер к выполнению обязанностей, вытекающих из сего договора, или же за прямое его наруше­ние, мы подвергнемся уголовной ответствен­ности по всей строгости революционных зако­нов, причём договор этот Советом рабочих и крестьянских депутатов может быть расторг­нут".

Обдорская Петропавловская религиозная община по договору с Советами в марте 1923 г. получила право на бесплатное пользование зданием церкви в обмен на обязательство беречь народное достояние и пользоваться им исключительно по назначению. Такие договоры и акты на передачу церкви заключались и в последующие годы. В обяза­тельном порядке стали страховать религиоз­ное имущество.

В 1929 г. на места пришла директива, в кото­рой подчеркивалось, что религиозные органи­зации являются "единственной действующей легально контрреволюционной силой, имею­щей влияние на массы". Была объявлена реги­страция "всех фанатичных существующих на территории района религиозных объедине­ний, независимо от того, были ли они ранее зарегистрированы в органах власти или нет".

Очередной ежегодный договор между Петропавловской общиной и  Советом рабочих и крестьянских депутатов больше не заключался. 3 октября.  1930 году Малым Президиумом Облика было принято решение о  закрытии и ликвидации Петропавловской церкви.

Надо сказать, что в то время в Обдорск стали прибывать спецпереселенцы, в числе которых были и репрессированные священнослужители. Открыл этот печальный список митрополит Петр Крутицкий (Полянский Петр Федорович). После смерти Патриарха Тихона, 12 апреля 1925 года был избран собором 37 епископов местоблюстителем Патриаршего Престола. 9 декабря 1925 года митрополит Петр был арестован. Начались долгие годы ссылок. Сначала его направили в г. Суздаль, затем зимой 1927 года он был перевезен в г. Тобольск. Некоторое время провел в селе Абалак, в закрытом к тому времени Абалакском мужском монастыре, а через полтора месяца его отправили в селение Хэ, на север Надымской тундры. С начала XX века и до 1930 года село Хэ было административным центром территории, включающей в себя северную часть нынешних Надымского, Пуровского и Тазовского районов ЯНАО. Во время пребывания в селении Хэ митрополит Петр, несмотря на слабое здоровье и запреты властей, много времени уделял общению с коренными жителями. За добрым словом и наставлением приезжали к нему и ненцы из Самбурской тундры. На Обском Севере митрополит Петр пробыл до осени 1930 года. О дальнейшей его судьбе известно немного. По одной версии он был расстрелян 10 октября 1937 года в Верхне-Уральском политизоляторе. Место захоронения митрополита Петра до сего дня остается невыясненным. В феврале 1997 года митрополит Петр был причислен к лику святых. В настоящее время в городе Тарко-Сале в районе нового городского кладбища, расположенного в районе Второй речки, усилиями настоятеля Свято-Никольского храма иерея Алексия Падылина на средства предприятий, работающих на территории Пуровского района, возводится часовня в честь священномученика митрополита Петра (Полянского).   (Взято из статьи Петра Колесникова «Православие  в Надым-Пур-Тазовском междуречье». Интернет-журнал «Русская неделя». 14. 07. 2006г.)

Одна из местных жительниц поведала мне о своём детстве, которое прошло в посёлке Хэ. Кстати, там тоже была церковь. Она рассказывала, что родители очень уважали митрополита Петра. После каждой рыбалки они клали детям, как она вспоминает, в подол малицы рыбу, чтобы они отнесли её батюшке. Пётр обязательно их угощал сладостями, которые присылали ему верующие. К сожалению, я где-то затеряла данные этой женщины.  И у меня ещё тогда, 25 лет назад, мелькнула мысль о том, что митрополит не мог миновать Обдорск по пути в ссылку. И по всей вероятности,  посетил церковь Петра и Павла – ведь тогда там ещё существовала религиозная община.

После официального закрытия каменной церкви  обдорские власти стали употреблять здание для своих нужд. В связи с развернувшейся эпидемией сыпного тифа среди спецпереселенцев в Обдорске решено было использовать его под жилье спецпереселенцев (до лета 1931 года). С организацией окружного центра в с. Обдорск начался квартирный кризис,  и церковь вновь была использована как  временное жилье для рабочих. Потом в нём было овощехранилище. По воспоминаниям участников строительства 501 в здании бывшей церкви даже какое-то время размещался штаб стройки. В последние годы перед перестройкой там находилась детская спортивная школа.

Как и многие церковные сооружения в стране внешний вид Петропавловской церкви претерпел значительные разрушения. Снесена белокаменная ограда, исчезли купола и колокольня, перекрыта крыша, изменена внутренняя планировка.

Немного из истории строительства здания.

Церковь во имя Святых Апостолов Петра и Павла с приделами во имя Светлейшего Васи­лия Великого и Николая Мирликийского (Чу­дотворца) была сооружена по решению То­больской Духовной Консистории. Дело о по­стройке церкви в селе Обдорском было заслу­шано в мае 1869 года. Позднее была выдана от Консистории книга для сбора пожертвований на сооружение нового Обдорского храма. На комиссию было представлено несколько про­ектов и смет на постройку церкви. В разработ­ке проекта архитектора Полонского принял участие обдорский священник Петр Попов. Он предлагал использовать для строительства церкви кирпич, изготовленный в Обдорске. Менялись подрядчики, и толь­ко в 1883 году контракт на строительство за­ключил тобольский купец первой гильдии Иван Никифорович Корнилов.

Строительство церкви шло медленно. В 1889 г. наблюдение за сооружением собора было поручено архитектору Готлибу (Богдану Богдановичу) Цинке. В 1891 г. он приехал в Обдорск, после этого представил в Тоболь­скую епархию новый проект и с ее согласия руководил осуществлением этого проекта.

В музее хранится переписка Цинке с родственниками из Германии.  Вот одно из его  писем  к брату: "Три года подряд каждое лето я ездил в се­верное поселение Обдорск и строил там на вечной мерзлоте русскую церковь. Велико­лепное строение особенного вида... 15 лет на­зад до меня 7 русских архитекторов строили эту церковь и, наконец, заявили о невозмож­ности строительства каменной церкви. Теперь я должен снести прежний каменный фунда­мент и за 3 года закончить строительство цер­кви. И чтобы в этой отапливаемой церкви даже при морозе ниже 50 тепло достигало +16. Так мне сказал нынешний тобольский губернатор во время ревизионной поездки по своей гу­бернии. Стены церкви толщиной 5,5 футов (1м 40 см), колокольня высотой 170 футов (56,6 метра), расстояние внутри купольного свода от пола до вершины купола 49 футов (около 15 метров). Стены алтаря со священными икона­ми, как это бывает во всех православных рус­ских церквях, украшены резными изделиями и другими украшениями, полностью позоло­ченные золотом 96 пробы, т.е. совершенно чистым золотом. Красивая русская церковь, которую я сейчас строю и которая прибавится к уже построенным мною":

В 1893 году вновь выстроенную церковь по­сетил губернский начальник Богданович. Было получено разрешение открыть храм.

В сентябре 1894 года в торжественной обста­новке, в присутствии большого числа обдорян храм был освящен Тобольским епископом Агафангелом. 4 сентября был освящен сред­ний престол церкви во имя святых Апостолов Петра и Павла, 5 сентября - придел во имя Св. Василия Великого и 7 сентября придел во имя Св. Николая Мирликийского (Чудотворца). Храм был сделан приходским для русско-зы­рянского населения. К дню освящения сюда внесли очень чтимую местными жителями ико­ну Николая Чудотворца. Через несколько лет эта икона была возвращена в миссионерскую церковь.

Путешественник К. Д. Носилов, побывавший в Обдорске в конце 19-го века писал:

"Два храма, один деревянный и другой, только что отстроенный, каменный, полуготи­ческой архитектуры, придают этому селу кра­сивый вид. Обыкновенный сельский храм этот богато украшен иконами, между которыми видны дорогие серебряные ризы, украшения, свидетельствующие о религиозности жите­лей".

Времена, Слава Богу,  меняются. 10 ноября 1990 года состоялось торжественное богослужение в честь долгожданной передачи верующим Православной русской церкви здания Петропавловскойо собора.

10-11 июля 1991 года в Салехарде впервые в истории округа побывал Епископ Тюменской и Тобольской Епархии владыка Димитрий, состоялось торжественное освящение храма Св. Петра и Павла с большой праздничной службой.

Церковь вновь стала украшением  города и одним из главных культовых сооружений округа. При реставрации усадьбы купца Макара Осиповича Терентьева в стене дома строители нашли иконы. По всей  вероятности их  спрятали во времена, когда ликвидировали обдорские церкви. Кстати, купец М.О. Терентьев был членом Братсва Святого Гурия, в его жена, Анна Николаевна Терентьева, преподавала в школе при Обдорской православной миссии, так что немудрено, что в этом доме спрятали иконы.   Их отреставрируют,  и они снова  будут служить верующим.

14 сентября 2015 года, по прибытии в Салехард, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил кафедральный собор святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Предстоятеля Русской Православной Церкви встречали священнослужители, воспитанники воскресной школы, прихожане.

В храме присутствовали полномочный представитель Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе И.Р. Холманских, епископ Салехардский и Ново-Уренгойский Николай, временно исполняющий обязанности губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Д.Н. Кобылкин, члены делегации, сопровождающей Святейшего Патриарха.

Епископ Салехардский Николай приветствовал Святейшего Владыку в кафедральном соборе и преподнес Его Святейшеству икону святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Святейший Патриарх Кирилл обратился к собравшимся в храме с Первосвятительским словом:

«Ваше Высокопреосвященство! Ваши Преосвященства! Уважаемый Игорь Рюрикович, полномочный представитель Президента в Уральском федеральном округе! Уважаемый Дмитрий Николаевич, губернатор сего края! Владыка Николай! Дорогие отцы, братья и сестры, сердечно приветствую всех вас!

Рад, что Господь сподобил меня вступить на землю Ямала и войти под своды этого исторического храма. Собираясь в дорогу, я, конечно, почитал что-то из истории этого места и обратил внимание на то, как рано православные люди вступили на землю Ямала — в конце XVI века. Это трудно себе представить, ведь не было ни дорог, ни карт, не говоря уже о современных средствах ориентации в пространстве. Ничего не было — только горячая вера, сильная воля и целеустремленность. Опасность подстерегала на каждом шагу, но первопроходцы шли навстречу солнцу и достигали самых труднодоступных мест, каковым был в то время и этот мыс на реке Обь, который потом стали называть Обдорском.

А в конце XIX века, несмотря на отсутствие необходимых технических средств и небольшое количество средств материальных, здесь, на вечной мерзлоте, был построен этот замечательный храм — построен так, что стоит и сейчас, если не навечно. Хотя в годы лихолетья храм был полуразрушен и осквернен, но он выстоял, и сегодня являет нам красоту не только небесную, но и земную, а вместе с тем — пример, как нужно обустраивать эту жизнь и это место. Храм является замечательным памятником человеческого духа и силы веры, и мое главное пожелание всем вам — хранить и умножать веру православную, которая двигала теми самыми первопроходцами, которая давала им внутреннюю крепость и силу преодолевать трудности. Верю, что и сегодня, в XXI веке, когда человек стал более могущественным, он не менее нуждается в силе духа и в силе веры. Пусть Господь хранит Салехард и этот исторический Петропавловский храм».

Г.  Салехард. 2015г.



Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт