Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Просветительская деятельность ...

Просветительская деятельность игумена Иринарха


Исаева Виктория Сергеевна
Библиотекарь
МБУК «Межпоселенческая центральная библиотека муниципального образования Пуровский район»
г. Тарко-Сале

Христианство по своей сути — религия, в которой идея миссионер­ства является одной из централь­ных. По свидетельству евангелис­та Матфея, Иисус заповедовал апостолам: "...Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа". В решении этой задачи Русская православная церковь на севере Сибири сталкива­лась с рядом трудностей. Прежде все­го, не хватало квалифицированных кадров для проповеди православия. Но если они находились, то становились про­водниками не только к вере, но и к знаниям.

Иван Семенович Шемановский оставил значительный след в истории округа, в развитии и становлении культуры, просвещения и распространения грамотности на Ямале.

Обдорск конца XIX века представлял собой не очень большое поселение, где царили диковатые нравы. Здесь в этом северном уголке жил и работал И.С. Шемановский, игумен отец Иринарх, настоятель Обдорской духовной миссии. Не станем отрицать, что пожелав связать свою судьбу с далеким краем, Шемановский заранее знал, на что себя обрекает. Но истинный христианин не должен страшиться препятствий, и Иван Семенович начинает свою деятельность.

Предметом особой гордости и заботы стала собранная им библиотека.

В 1906 году И.С.Шемановский создал музей как «Хранилище этнографических  редкостей». Экспонаты, собранные им и дошедшие до нашего времени, бережно сохраняются и представляют  предмет гордости Ямало-Ненецкого окружного краеведческого музея.

Он создал школу – приют для детей инородцев, где они обучались грамоте, русскому языку. Немало учеников воспитал И.С. Шемановский.  Среди них –  педагог на языке ханты Петр Ефимович Хатанзеев, первый ненецкий писатель-драматург Иван Федорович Ного.

 

Российских православных миссионеров, оставивших заметный след в истории, можно по пальцам пересчитать. Один из них — насто­ятель Обдорской духовной миссии отец Иринарх (в миру Иван Семенович Шемановский). Если в Европе уже в XVI веке существовали специаль­ные миссионерские учреждения, то в России дальше создания че­тырех миссионерских отделений при Казанской духовной академии в 1854 году дело не пошло. В таких условиях успехи христианизации зависели от энтузиазма, эрудиции, человеческих качеств самих мис­сионеров. [4] 

Рассматривая лич­ность И.С. Шемановского как просве­тителя и организатора музейного дела на Ямале, нельзя не сказать о нем как о пра­вославном миссионере.

История Обдорской Духовной миссии за 1854-1904 годы была составлена отцом Иринархом - Иваном Семеновичем Шемановским по случаю 50-летия деятельности миссии, на основании документов, хранящихся в архивах Обдорских церквей. Издана была в 1906 году в Моск­ве. Ее копия, снятая с экземпляра, хранящегося в Публич­ной Румянцевской библиотеке - в фондах Ямало-Ненецкого окружного краеведческого музея, основателем которого в 1906 году был отец Иринарх (Иван Семенович Шемановский) настоя­тель Обдорской Духовной миссии с 1897 по 1910 год. Она была адресована, в основном, ду­ховным православным пастырям, миссионерам, проводящим христианизацию коренных народов Севера в Приобье.

«Без знания исторического прошлого миссии новые миссионеры не могут действовать правильно, не могут не повторять старых ошибок, не сочинять бесполезных проектов, не реализовать того, что опытом их предшественников на миссионерском поприще было отброшено, как ненужное, а часто - и как вредное для успеха действий миссии…» - так определил иеромонах Иринарх причину и цель создания этой истории. [5] 

Иван Семёнович Шемановский родился 28 января (10 февраля)  1873 года в г. Бела Соколовского уезда Седлецкой губернии (сейчас это  территория Польши) в семье педагога, выслужившего личное дворянство. Он рано ос­тался круглым сиротой. В 19 лет закончил Императорский Гатчинский сиротский институт. Без свя­зей и родства трудно было устраиваться на военную или гражданскую службу. Поэтому Шемановский по­ступил в Новгородскую духовную семинарию. После окончания духовного учебного заведения в 24 года  был постри­жен в монахи и наречен именем Иринарх. [4]  

13 октября 1897 года Иринарх, согласно собственному прошению, был определен членом Обдорской миссии, а на следующий день возведен в сан иеродьякона, а 17 ок­тября - уже в сан иеромонаха и назначен ис­полняющим должность настоятеля Обдор­ской миссии.

В марте 1898 года был назначен исполняющим должность настоятеля Обдорской миссии, но лишь в апреле прибыл в волостное село Обдорск Березовского уезда Тобольской губернии. С этого времени и берет начало миссионерско-просветительская деятельность о. Иринарха, оставившая глубокий след в истории Ямала. [7]  

Обдорск конца XIX века представлял собой не очень большое поселение, где царили диковатые нравы. Здесь в этом северном уголке жил и работал И.С.Шемановский, игумен отец Иринарх, настоятель Обдорской духовной миссии. Не станем отрицать, что пожелав связать свою судьбу с далеким краем, Шемановский заранее знал, на что себя обрекает. Но истинный христианин не должен страшиться препятствий, и Иван Семенович начинает свою деятельность. [1] 

Здесь безвыездно он прожил почти 13 лет. В своих первых проповедях о. Иринарх призывает всех христиан Обдорска жалеть и уважать инородцев, потому что:

« ... они такие же люди, как мы, так как они живут в язычестве, - во тьме и сени смертной», то «инородцев следует любить как своих  ближних и всеми си­лами стараться о благо устроении их быта».

Он был уверен, что каждый православный христианин должен быть миссионером:

«... хорошо знающие религиозную жизнь инородцев должны делиться своими знания­ми с миссионерами, знающие Святое Писа­ние должны при удобных случаях вести беседы с инородцами о преимуществах христи­анства перед грубым шаманством».

Еще в январе 1898 года вышел Указ Свя­щенного Синода о реорганизации Обдор­ской миссии - решено было сделать ее само­стоятельным учреждением, отдельно от при­ходской церкви и службы. Вот это самостоя­тельное учреждение и возглавил исполняю­щий должность настоятеля миссии - иеромо­нах Иринарх. 

Объединить усилия всех христиан в деле обращения в священную веру во Христа мес­тных язычников - вот главное направление в деле миссионерства, которое выбрал моло­дой настоятель Обдорской миссии. Одним миссионерам, без помощи всех прихожан, тут не справиться - это он понял с первых дней пребывания в Обдорске.

Естественно, что в одиночку иеромонах Иринарх ничего бы не сделал. Он в Обдорске встречает таких людей, от которых сам  заряжается энергией. Например, по вышеназванному Указу, нужно было открыть при миссии школу с общежитием для 15 ино­родческих детей. Еще до приезда Иринарха пансион для мальчиков был открыт, было в нем 5 человек. Но ни учебников, ни про­грамм для обучения детей-инородцев, ко­нечно, не было. Опыт предыдущих миссио­неров показал, что дети остяков и самоедов (ханты и ненцы), как и их родители, не признают русского языка, русской грамматики. Поэтому, еще до приезда Иринарха, над составлением остяц­кой азбуки, работал священник Иоанн Его­ров. Когда собрали детей, то начать учебный год пришлось без всяких учебников, если не считать вышеназванной азбуки.

И вот, чтобы дать для чтения хоть что-ни­будь, священник Иоанн Егоров написал от руки в требуемом количестве имевшуюся у него на остяцком языке беседу - краткие понятия о христианской вере. И, тем временем, он составляет первую книгу для чтения, куда включил 18 басен, сказок и легких рас­сказов.

Организация дальнейшей жизни этой шко­лы легла на плечи молодого иеромонаха. За 1898 год иеромонахом Иринархом была проделана огромная работа по активизации деятельности миссии, что отметил Епископ Тобольский и Сибирский Антоний:

«... приятным долгом почитаю выразить ны­нешнему составу миссии мою благодар­ность... и, в частности, не могу не приписать улучшение всей обстановки миссионерского дела энергии и всецелой преданности долгу исполняющему должность настоятеля мис­сии отцу Иринарху, которому за сие изъявля­ется моя собственная признательность».

В 1900 году построили специальное здание для миссионерского инородческого пансио­на. Оно состояло из трех комнат: классной, столовой и спальной. Отдельно были сдела­ны комнаты для надзирателя и прихожан, кухня. Иринарху встречается человек, без материальной помощи которого не было бы этого здания: это был березовский купец, проживающий в Обдорске, А.О. Про­топопов. Ему за это было преподано благо­словение святейшего Синода с выдачею ус­тановленной грамоты за особые труды по постройке здания пансиона. [2] 

При Обдорской духовной миссии существовали две походные церкви, с которыми о. Иринарху приходилось много странствовать по тундрам громадного края: зимой на нартах или санях, летом на лодке. Он попадал в шторм на Оби, чуть не погиб во время бурана, ночевал в самоедских чумах и остяцких юртах, посещал рыболовецкие пески.

Во время своих путешествий Иван Семенович собирал экспонаты для созданного им в Обдорске музея; кроме обязательного журнала, где отражалась вся его миссионерская деятельность, вел дневники, в которых записывал дорожные впечатления, делал этнографические заметки, описывал интересные встречи, размышлял о жизни инородцев. [7] 

В 1901 году на средства исполняющего должность настоятеля миссии иеромонаха Иринарха выстроена часовня в местностях реки Надыма, где был установлен крест про­фессором Якобием. Сам Иринарх освятил её.

В 1901 году приют, основанный по частной инициативе настоятеля, был признан офици­альным миссионерским учреждением. 12 июня иеромонаху Иринарху преподано бла­гословение священного Синода с выдачей грамоты в благодарность за пожертвование на содержание 12 инородческих детей. И хо­тя теперь ежегодно стали выделяться день­ги на содержание приюта, но перерасход «обыкновенно покрывается тем же органи­затором приюта, настоятелем миссии, кото­рый является главным в приюте начальником и руководителем»...

Что­бы сделать жизнь детей в приюте и пансио­не разнообразнее, насыщенней, настоятель миссии идет на то, чтобы для каждого из детей устраивались празднования дня рождения. Каждому имениннику ученику выдавалось 50 копеек, из них 5 - на свечку в церкви,  а остальное - на угощение товарищей.

В праздничные и воскресные дни показы­вались световые картины при помощи вол­шебного фонаря, на Рождество Христово ус­траивалась нарядная елка.

Количество детей постепенно увеличива­лось, и поэтому Иринарху пришлось отдать под пансион и приют сначала одну комнату, затем еще две.

В эти годы вырабатывается священником Егоровым, заведующим учебной частью, программа обучения в миссионерском инородческом училище. Эта программа с изме­нениями и дополнениями утверждается То­больским Комитетом Миссионерского обще­ства. Воплощать ее приходится вместе с Иоанном Егоровым отцу Иринарху и учите­лю Алексею Григорьевичу Охранову. [2]  

Летом 1901 года «за отлично-усердную службу по духовному ведомству» отец Иринарх был награжден наперстным крестом, а в мае 1905 года определе­нием Священного си­нода епископом То­больским и Сибирским преосвященным Анто­нием был возведен в сан игумена.

В 1902 году Иринарх был утвержден в дол­жности настоятеля Обдорской миссии. Бесе­ды с жителями Обдорска, кипучая деятель­ность в деле миссионерства, первые реаль­ные плоды этой деятельности притягивают к Иринарху не только местных обывателей, но и инородцев края, и жителей Тобольска, Березова, и других мест. Знают уже многие о богатой миссионерской библиотеке. Иринарх постоянно пополняет библиотеку из своих средств.

В 1903 году продолжается разъездная мис­сионерская деятельность о. Иринарха. В этом же году состоялся первый выпуск учеников миссионерской школы: двое про­должили учебу, а третий вернулся к родите­лям.

Летом настоятель миссии с надзирателем приюта Козловым и со своими питомцами со­вершил поездку в Тобольск. Полтора месяца новых впечатлений, новых знаний! А для Иринарха это была возможность пообщаться с разнообразной просвещенной и состоя­тельной публикой и привлечь ее к делу про­цветания Обдорской миссии.

Когда в сентябре 1904 года в Обдорске бы­ло открыто Братство во имя святителя Гурия, архиепископа Казанского и Свияжского чу­дотворца, председателем Совета Братства был выбран настоятель Обдорской миссии  Иринарх. Деятельность Братства вначале не нашла широкой поддержки ни у русско-зырянского населения, ни инородцев. Но благодаря упорному труду и энергии председателя, из­менились взгляды жителей в пользу Братст­ва, стали появляться новые члены, стала по­правляться финансовая часть. Вслед за православными остяками и самоедами лепту на нужды Братства внесли и язычники, поже­лавшие стать членами-сотрудниками. Спло­тил всех этих людей вокруг себя иеромонах Иринарх, который в 1905 году был возведен в сан игумена.

Усилия, вложенные в дело просве­щения, к тому времени дают уже свои крохотные плоды: в Обдорском крае появляются грамотные инород­цы, причем совместная жизнь школь­ников позволяет им изучить несколь­ко языков местных народов сразу: они знают и остяцкий, и самоедский, и зырянский, и русский. Появляется нужда в книгах для чтения не только в библиотеке, но и для получения в личное пользование. Для этого в 1905 году открывается книжная и иконная лавка Братства. Бедным инородцам книги, иконы давались бес­платно, а кому-то - за мизерную пла­ту, только зажиточным - за истин­ную цену.

При Братстве начала свои заня­тия переводческая комиссия. На пер­вых порах члены Братства, знающие са­моедский язык, изучали его грамма­тический строй и переводили на него духовную литературу, чтобы было, по чем учиться детям-самоедам.

Благодаря усилиям игумена Иринарха, при Братстве 1 июня 1906 года открывается библиотека. Решено бы­ло миссионерскую библиотеку пере­дать Братству, а при ней открыть чи­тальню. Была создана даже комиссия по выработке библиотечных правил; возглавил ее настоятель Иринарх.

Рядом с именем Иринарха, встречаются на страницах отчетов и воспоминаний фамилии  его едино­мышленников - зажиточных жителей Обдорска: В.Л. Оленева, П.Ф. Тележкина, И.Л. Первова, Л.П. Ямзина и многих, многих других. Незадолго до смерти староста миссио­нерской церкви B.A. Оленев завещал часть своих построек Обдорской мис­сии. И вот, канцелярия и библио­тека Братства были переведены в бывшую лавку купца Оленева.

Обустройству библиотеки и читаль­ни при ней игумен Иринарх прида­вал большое значение. Это был своеобразный клуб любознательных и ищущих дела людей. Все чаще и ча­ще заходят в долгие зимние вечера жители Обдорска в библиотеку,  их интересует, чем же занимаются чле­ны Братства? А у членов Братства по­являются все новые идеи, вдохнови­телем которых был настоятель мис­сии. Тогда начался сбор этнографи­ческих сведений об обдорских ино­родцах, этнографической коллекции, сделано предложение об издании ежегодного «Обдорского вестника».

Игумен Иринарх добился разреше­ния на приезд в Обдорск  монахинь для помощи в деле воспитания детей.

И у членов Братства воплощаются все новые идеи: в школе преподают пение, открывается переплетная мастерская, так как детей нужно учить какому-либо мастерству, а потребность в переплетном деле стала большая. Ведут уроки пения и переплетного дела монахини. Игумен Иринарх выписывает инструментарий для переплетной мастерской.

Когда в 1908 году профессор Б.М. Житков посещает Обдорск, он замечает: «Маленькие воспитанники и воспитанницы приюта, меж­ду прочим, обучаются церковному пению, так­же пению псалмов и песен. Несмотря на то, что все шло не так гладко, как хотелось бы, игумен Иринарх все больше расширяет круг за­бот членов Братства, оформ­ляются первые опекунские дела.

Когда появилась первая женская община в Обдорске, оказалось воз­можным реализовать и еще одну мечту настоятеля Иринарха: открыть при миссии богадельню. Детей-сирот он как мог, устраи­вал, а вот старики слонялись в по­исках пищи, никому не нужные. Богадельня была необходима.

А в это время при библиотеке от­крывается хранилище (музей) коллекций по этнографии инородцев Тобольского Севера. Хранили­ще коллекций будет обрисовывать инородцев, как людей - возбуждать к ним жалость в од­ном отношении, уважение в другом, будет пробуждать у колонистов человечность к ним, расположение, желание помочь»..., - читаем мы в отчете мысли игумена Иринарха. Такое же значе­ние придается им библиотеке, кото­рая, по его  замыслу, «... научает благожеланию к инородцам, призывает к помощи им,  к попечению о них, располагает к защите их как людей простых, но честных; диких, но великодушных, не ученых, но со здравым смыслом: глубоко верующим, больным, но крепким натурой и выносливым, от просвещения которых зависит процветание края, обре­ченного на гибель в случае долгого застоя в развитии его аборигенов, знающих все необъ­ятные тундры от реки до речки, от горы до горки, от края до края».

И он, понимая, что только образо­ванность самих аборигенов может принести пользу в развитии самого Обдорского края. Все больше пытается рассказать приез­жим об инородцах края, об их тради­циях, описывает свои поездки и  встречи с остяками и самоедами, с русскими и зырянами, подмечая - как бы взглядом со стороны - все ню­ансы их взаимоотношений и отноше­ния их к северному суровому краю. Насколько оно разное, это отноше­ние! У аборигенов обычай взять столько от природы, чтобы и сегодня выжить, и на будущее осталось, а у пришельцев - взять все, что возмож­но, чтобы получить сегодня же при­быль.

В мае 1908 года случился пожар на территории миссии, пострадала библиотека, музей, больница, склад школьных принад­лежностей; были разрушены парни­ки, сад, огород. Чтобы все восстано­вить, нужны были средства, а их с трудом хватало на разросшееся хо­зяйство миссии и, если бы не Братст­во, так бы и оставалась миссия ра­зоренной, бедной и убогой.

Поиски выхода из создавшегося положения, поиски решения проблем не давали Иринарху повода для пес­симизма. Его любили и уважали окружающие. Он очень много помогал приезжающим в Обдорск путешест­венникам и ученым, о нем знали и в Москве, и в Санкт-Петербурге.

Вот оценка его Обдорского периода деятельности профессором Б.М. Житковым:

«Заслуживает большого внимания просветительная деятельность Обдорской миссии, во главе которой до 1910 года стоял игумен Иринарх, отдавший лучшие годы жизни. Ему и основанному им при миссии Братству свя­того Гурия, объединяющему всех более культурных жителей Обдорска, село обязано и теперь уже богатой библиотекой (свыше 3000 томов), заключающей, между прочим, инте­ресные материалы (книги, рукописи), касаю­щиеся Севера России вообще и Березовского края в частности. Основана также инородческая школа и инородческий приют, куда  помешаются дети остяков, зырян и самоедов, иногда с годичного возраста». [2]  

К сожалению, сохранился не весь книжный фонд, который он собрал за время своего пребывания на Тоболь­ском Севере. Но даже то, что осталось, представляет очень большую науч­ную ценность. [6]  

В октябре 1910 года вышел Приказ Святейшего Правительственного Синода о пере­мещении игумена Иринарха на дол­жность Тверского епархиального  миссионера-проповедника.

В том же году он был возведен в высокий церковный  чин архимандрита. По церковным канонам, возведение в архимандриты предшествует рукоположению в епископы.

В 1912 году был востребован  миссионерский опыт Шемановского. Его направляют в Корею, где архимандрит Иринарх на протяжении двух лет возглавляет Русскую духовную миссию. Здесь ему вновь пришлось участвовать в создании миссионерских станов и школ. Сотни корейцев приняли православие во время его деятельности в этой дальневосточной стране.

После Кореи архимандрит Иринарх вновь попадает на окраину империи, теперь уже южную — в Туркестан. Он становится настоя­телем Свято-Троицкого миссио­нерского монастыря на Иссык-Куле. Это был один из старейших русских монастырей в этом му­сульманском крае.

 После царского указа от 25 июня 1916 года о мобилизации инородческого населения Туркестана на ты­ловые работы здесь вспыхнуло воо­руженное восстание. Восставшие киргизы и узбеки виде­ли в русских угнетателей и врагов. В августе 1916 года восставшие осадили Свято-Троицкий монастырь.

Настоятель Иссык-Кульского монастыря во время кровавых со­бытий призывал русских и кирги­зов к прекращению взаимного ис­требления. В апреле 1917 года он увещевал свою паству: «Прошлого не вернуть, а жить с киргизами в добрососедстве необходимо». Даль­нейшая судьба настоятеля необыч­на, но, может быть, характерна для той эпохи.

Архимандрит Иринарх рас­стригся, вновь став Иваном Шемановским. Шемановский вступил в безрелигиозную коммуну «Новая эра», обосновавшуюся на южном берегу Иссык-Куля. Правда, свою просветительскую и обра­зовательную деятельность не ос­тавлял. Его до сих пор добрым словом вспоминают местные жи­тели. Он, по сути, оставался мисси­онером, только уже недуховным. [4]

Немало учеников воспитал И.С.Шемановский.  Среди них Иван Федорович Ного – первый ненецкий драматург, видный общественный деятель Ямала, а так же Петр Ефимович Хатанзеев – первый на Ямале заслуженный учитель школы РСФСР, автор первых учебников на языке ханты. [7]  

Шемановский     изъездил тундру вдоль и поперек, достаточно познакомился с верова­ниями, жизнью и бытом инородцев. Творчество Шемановского очень многообразно. В своих произведениях он выступает как историк, миссионер, этнограф. Но прежде всего – как человек неравнодушный, патриот России, Обдорского края и своего миссионерского дела. [3]   

C:UsersUserDesktopPICT3249.JPGПоучительна история христианской культуры. Ее духовная мудрость важна для современных людей. Культура и духовность прививаются человеку с детских лет в семье, общеобразовательных учреждениях, библиотеках. 

JULIAallВИКТОРИЯПасхаIMG_0509.JPG  Содействуя формированию интереса к подлинным ценностям родной истории и культуры, духовной жизни, в нашей библиотеке совместно с настоятелем священником  Свято-Никольского храма Алексеем Падылиным проводятся читательские конференции с учащимися школ и колледжа  г. Тарко-Сале, посвященные православным праздникам.

JULIAallВИКТОРИЯПасхачитательская конференция со священником настоятелем Свято-Никольского храма Алексеем Падылиным.jpgПроводятся  литературно-музыкальные гостиные  по  духовно-нравственной тематике.  С целью возрождения православных традиций и укрепления духовных и исторических корней, а также формирования понимания истоков русской культуры как культуры изначально православной,  в библиотеке  поводятся следующие  мероприятия:    «Пасхальная весна», литературно-музыкальная композиция «Светлое Христово Воскресение - Пасха» с участием дьякона Константина Рухленко, литературно – поэтическая гостиная  «И так, она звалась Татьяной…» со священником настоятелем Свято-Никольского храма Алексеем Падылиным, читательская  конференция «Не в силе Бог, а в Правде», которая посвящена  Дню православной книги. «Всероссийский день семьи, любви и верности» в память о святых супругах Петре и Февронии.

JULIAallкраеведение2013_06_05IMG.jpgВ библиотеке формируется  фонд духовной литературы. На его основе создан рекомендательный указатель   «Православная книга – в веках и сегодня».    Рекомендательный указатель создан для того, чтобы читатель независимо от того, верующий он или неверующий, грамотно подходил к выбору произведений православной литературы. Для духовного просвещения  оформлена подписка на журналы «Фома», «Славянка», «Наука и религия».

Мы вместе сможем защитить и приумножить достижения нашей отечественной культуры, придерживаясь православных основ как сущности бытия нашей наци.

 

 

 

 

 

 

 

Библиографический список используемой литературы:

1.    Красный Север.- 1990. - № 42.  

2.    Просветитель Ямала: Сборник материалов о И.С.Шемановском /Центральная районная библиотека Пуровской ЦБС; Сост. В.А.Криваль, Л.А.Верхова. – Тарко-Сале, 2005. – 117 с.

3.    Красный Север. – 1993. – № 28. – С.9.

4.    Красный Север. – 2003. - № 27. - С.16.

5.    Ямальский меридиан. – 1992. - № 1.- С.34.

6.    Ямальский меридиан. – 1996. - № 6.- С.26-27.

7.    Ямал православный. - Салехард-Екатеринбург: Северное издательство-Креативная Команда «Кипяток», 2013.- 232 с.

      


Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт