Ежеквартальный информационно-методический журнал


Главная » Статьи » Просветительская деятельность ...

Просветительская деятельность игумена Иринарха


Вастихина Галина Владимировна
ГБПОУ ЯНАО «Ямальский многопрофильный колледж»
г. Салехард

Имя Иринарх, данное архиепископом Антонием Волынским Шемановскому при принятии монашества, в переводе с древнегреческого означает «Властелин мира». Имя, обязывающее носителя ко многому, Иван Семенович пронес по жизни, на мой взгляд, более чем достойно. Заслуг перед потомками у монаха – бессеребреника так много, что одно их перечисление может занять достаточно много места, но более подробно в этой работе мне хочется остановиться на том вкладе, который Иван Семенович  Шемановский внес  в развитие просветительской деятельности на Обдорском Севере.  Сам Иван Семенович так говорил об этом: «И если уж чем может Обдорск гордиться, то, конечно, своей культурностью, созданной под Полярным кругом. Видимым же знаком этой культурности прежде всего являются библиотека и музей, которые должны способствовать развитию края». Написать лучше и проникновеннее, чем это сделал Иван Семенович, пожалуй трудно. Созданные Шемановским в начале XX века библиотека и музей, несмотря на все сложности, выжили и все это благодаря трудам и заботам их сотрудников. Они вошли в состав трудового коллектива Ямало – Ненецкого окружного музейно-выставочного комплекса, который гордо носит имя своего основателя, продолжают просвещать и приобщать к многовековым культурно – историческим ценностям все большее число жителей и гостей Ямала. Именно это и является самым лучшим памятником бескорыстному православному миссионеру – просветителю игумену Иринарху.  

   Это был интеллигент в самом лучшем смысле слова. Чрезвычайно образованный, начитанный. Он был человеком страдающим, мятущимся и это прекрасно отражено в его творчестве. Он пропускает все через свое сердце, ищет непрестанно способы облегчить тяжелую долю как своих подопечных в вверенной ему миссии, так и простого люда вообще. Это был гуманист по природе, вероятно потому он и вступил в партию большевиков,  надеясь хотя бы таким способом помочь людям. В настоящее время вряд ли можно объективно судить о том, что происходило в то переломное время.  Ведь тогда очень многие известные и прогрессивные люди, цвет общества,  вдохновленные революцией, верили в  грандиозные положительные перемены. Тем более отец Иринарх, будучи миссионером, не раз общался с ссыльными людьми, среди которых были и большевики, и меньшевики, и эсеры. Как и любой человек, Иван Семенович имел право на ошибку. Поменяв священство на партийность, он надеялся на то, что можно достичь долгожданного светлого будущего. Шемановский искренне верил в справедливость  новой власти. Просветитель ошибался, но именно в силу искренности своей веры. Даже когда ему пришлось покинуть Обдорск, судя по воспоминаниям, он продолжал любить Обдорский край. «Не проходит и дня, чтобы я не вспоминал свою «вторую родину» – Обдорск…», - пишет он в дневнике. Да, он был интересующимся, но в большей степени он был миссионером, т.е. человеком, желающим учить, просвещать. Миссионер искренне верил в необходимость и  полезность своего дела, и это помогло ему организовать маленький островок культуры в Обдорске. Читая  некоторые его описания быта самоедов и остяков, нельзя не ужаснуться той крайней нищетой, отвратительными условиями жизни большей части инородцев, живущих оседло. Особенно жалко ему было детей,  тяжелая судьба которых не давала ему покоя, и поэтому он стремился хоть что – то сделать для улучшения их жизни. Очень тягостная картина рисуется в рассказе «В Обдорском городке»: «Дети Обдорского остятского городка, жалкие, худенькие, в рваных одеждах, промерзшие, постоянно голодные, они всегда будут ходить по домам обывателей Обдорского села. Из многих домов их будут прогонять, и день – деньской они будут шататься из дома в дом. Голодные, в лохмотьях, они будут возвращаться в дома своих родителей, чтобы с утра вновь уходить за сбором подаяний… И целую долгую суровую зиму они буду лить слезы нужды и обиды за незаслуженные страдания». Ему было ни к чему усиление эффекта своих слов, он правдиво писал то, что видел, но при этом абсолютно никакого презрения, никакого превосходства над вверенными ему душами, скорее, безграничная жалость и  сострадание.

   Его миссионерская деятельность началась в 1898 году, когда в Обдорск приехал дватцатипятилетний священник, отец Иринарх -  новопостриженный монах, прекрасно образованный, знающий несколько иностранных языков. За 13  лет образцовой службы в Обдорской миссии этот молодой человек фактически преобразил захолустный городок. Он создал здесь библиотеку (в том числе и детскую), насчитывавшую в 1910 году пять тысяч томов. Она и в наше время представляет большую научную ценность, многие книги её просто уникальны.  И.С. Шемановский открыл первый в Березовском крае музей  («Хранилище коллекций по этнографии инородцев Тобольского севера»), кроме этого он организовал Инородческий пансионат, школы, где учились дети бедняков и сироты, на которые он тратил свое жалование. Просветитель открыл при миссии Инородческую больницу с аптекой и богадельню для престарелых инородцев. При этом он находил время заниматься огородным делом, цветоводством и вел переписку с видными российскими учеными, писал интереснейшие статьи. Он не искал ни славы, ни богатства. Его первейшим стремлением было «вывести человека из тьмы, дать ему возможность узреть, что такое свет». У него, на мой взгляд, была удивительная черта характера, которая нынче в дефиците: он любил людей и жаждал служить им. В большей степени на это повлияли его христианские взгляды. Христианство по сути своей религия, в которой идея миссионерства является одной из первостепенных. По свидетельству евангелиста Матвея, Иисус заповедовал апостолам: «… идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». В решении этой  благородной задачи Русская православная церковь на севере Сибири сталкивалась с рядом трудностей. И дело, на мой взгляд, даже не в том, что аборигены, формально приняв христианство, в повседневной жизни оставались верны языческой вере. Это связано с тем, что прежде всего не хватало грамотных людей для осуществления проповеди православия. Но если они находились, то становились проповедниками не только  веры, но и к знаний. Российских православных миссионеров, оставивших заметный след в истории, очень мало. Одним из них, по моему мнению, и является, настоятель Обдорской духовной миссии  - отец Иринарх.

   Если в Европе уже в XVI веке существовали специальные миссионерские учреждения, то в России дальше создания четырех миссионерских отделений при Казанской духовной академии в 1854 году дело не пошло. В таких условиях успехи христианизации зависели от энтузиазма, эрудиции, человеческих качеств самих миссионеров. Поэтому, рассматривая личность Шемановского как просветителя и организатора просветительского дела на Ямале, нельзя не сказать о нем как о православном миссионере. Надо отметить, что в Обдорске и до Шемановского осуществлялась просветительская деятельность. Священник местной Петропавловской церкви и миссионер Петр Попов еще в 1857 году высказывался за « привлечение инородцев к образованию по доброй их воле». Продолжая дело своих предшественников, Иван Семенович наполнил его новым содержанием. Для миссионерской деятельности в Обдорской духовной миссии существовали две походные церкви. Молодой иеромонах сразу же начал активную работу: летом и зимой он путешествовал по тундре, посещая стойбища остяков и самоедов. Крестил их, читал проповеди, привлекал в ряды православия тундровиков. В 1899 году стараниями отца Иринарха был создан миссионерский стан в населенном пункте Хэ на восточном брегу Обской губы. Летом 1901 года «за отлично усердную службу по духовному ведомству» отец Иринарх был награжден наперстным крестом, а 20 мая 1905 года определением Священного синода епископом Тобольским и Сибирским преосвященным Антонием был возведен в сан игумена. Путешествуя по тундре Обдорского края, священнослужитель вел походный журнал, в котором записывал подробности своей духовной деятельности. На основе этих записок позже были созданы очерки и статьи, объединенные в сборник «Из дневника обдорского миссионера». Их издал журнал «Православный благовестник». В нем был опубликован, как я считаю, итоговый труд отца Иринарха – «Хронологический обзор достопамятных событий в Березовском крае Тобольской губернии», но это произошло уже после отъезда его из Обдорска.

   После первых лет миссионерской деятельности Игумен пришел к выводу, что в Обдорске не хватает научной базы для образовательной деятельности. Чтобы привязать образовательную деятельность к миссионерской, он основал «Братство святого Гурия». Именно оно и организовало музей, библиотеку, занималось образованием инородцев. Усилия, вложенные в дело просвещения, давали свои плоды: в Обдорском крае появляются грамотные инородцы, причем совместная жизнь школьников позволяла им изучать несколько языков местных народов сразу (остяцкий, самоедский, зырянский и русский). Появляется нужда в книгах для чтения не только в библиотеке, но и для получения в личное пользование, для этого в 1905 году открывается книжная и иконная лавка Братства, раздающая книги и иконы бедным инородцам бесплатно. При Братстве начала свои занятия переводческая комиссия. На первых порах «братчики», знающие самоедский язык, изучали его грамматический строй и переводили на него духовную литературу, чтобы было по каким книгам учиться детям – самоедам. Благодаря усилиям игумена Иринарха, при Братстве 1 июня 1906 года открывается библиотека, а при ней читальня. Это был своеобразный клуб любознательных и ищущих прогрессивное дело людей. Тогда же начался сбор этнографических сведений об Обдорских инородцах, этнографической коллекции, сделано предложение об издании ежегодного «Обдорского вестника». К сожалению, для осуществления всех начинаний нужны были средства, которых как всегда не хватало. Поэтому игумен выступил с новым предложением - принять на себя заботы об инородческих сиротах. В это время оформляются первые опекунские дела. Просто удивительно: молодой мужчина, заброшенный судьбой в захолустный северный край, проявляет столь трогательную заботу о детях людей, по понятиям приезжих русских, диких и некультурных… Сколько в нем открылось для них любви, заботы и ласки! А когда появляется первая женская община в Обдорске, реализуется еще одна мечта настоятеля Иринарха: открывается богадельня при миссии на 16 человек для детей – сирот и стариков.

   В это же время при библиотеке открывается хранилище коллекций по этнографии инородцев Тобольского севера. Это был первый музей не только в Обдорском крае, но и во всем Березовском уезде. «Хранилище коллекций будет обрисовывать инородцев как людей – возбуждать к ним жалость в одном отношении, уважение в другом, будет пробуждать у колонистов человечность к ним, расположение, желание помочь» - писал игумен Иринарх. Такое же значение придается и библиотеке, которая, по его замыслу, «…научает благожеланию к инородцам, призывает к помощи им, к попечению о них, располагает к защите их как людей простых, но честных; диких, но великодушных, не ученых, но со здравым смыслом; глубоковерующих, больных, но крепких натурой и выносливых, от просвещения которых зависит процветание края, обреченного на гибель в случае долгого застоя в развитии его аборигенов, знающих все необъятные тундры от реки до речки, от горы до горки, от края до края». И он, понимая, что только образованность самих аборигенов, как я думаю,  даже не столько аборигенов, сколько колонистов может принести пользу в развитии самого Обдорского края, все больше пытается рассказать приезжим об инородцах, об их традициях, описывает свои поездки и встречи с остяками и самоедами, с русскими и зырянами, подмечая как бы взглядом со стороны все нюансы их взаимоотношений и отношений их к северному суровому краю. Насколько оно разное, это отношение! У аборигенов есть такой обычай - взять столько от природы, чтобы и сегодня выжить, и на будущее осталось, а у пришельцев - взять максимально возможное.

   Но не таким был Иван Семенович Шемановский. Мысль о том, как сделать жизнь инородцев культурнее, как облегчить их страдания, до конца жизни не покидала его. Но как бы ни старался Иван Семенович сблизить местное население с пришельцами, эта задача и ему оказалась непосильной. Наверное, правы были и остяк и самоед: не нужно, лезть в чужой монастырь со своим уставом, даже с хорошими намерениями. В своих воспоминаниях отец Иринарх пишет: «… за глаза они над нами смеются и имеют на это основание. Ведь по-своему они считают себя культурными, нас же - дикарями. Мы являемся к ним учителями, а сами пользуемся всем, что сделано ими в борьбе за существование с природой Крайнего Севера. Не самоед без русского не обойдется, как принято у нас думать и говорить, а наоборот. Ведь они, самоеды  - покорители неведомых нам тундр Обдорского края».

   Да… сколько дел было сделано, сколько дум передумано, но что же все – таки заставило отца Иринарха «изменить своему делу», уехать из Обдорска? Может быть, надоело ему все? Возможно, потерял веру в свое благородное дело или ему не хватало средств на осуществление своих идей? Но все оказалось гораздо прозаичнее. Доносы недоброжелателей сделали свое дело. Пришлось епархии отреагировать. В 1910 году вышел приказ Священного синода о назначении игумена Иринарха Тверским епархиальным миссионером – проповедником. Он был возведен в высокий церковный сан архимандрита, т.е. карьерный рост ему был обеспечен. После приезда «… новая обстановка, масса впечатлений прямо закружила мою голову, но все мои мысли были все еще здесь, в Обдорске» - пишет он. Во время пребывания в Твери  у него было время подумать, проанализировать свою работу на Севере. Тут у него и возникают сомнения по поводу эффективности своей деятельности… «Зачем потратил тринадцать лучших по идейности лет там, под Полярным кругом, среди вовсе не понимающих тебя людей? И становится жутко», - размышлял он. Но письма обдорян заставляют его осознать свою особую значимость. «… Ведь вы неусыпным трудом и образом действий для желающих правды и истины, оставили после себя символ трудов своих для приемников после вас…», - писали его единомышленники из далекой глубинки.

   Но он зная, чувствовал, что нет возврата к прошлому, но и жизнь в Твери, миссионерская деятельность среди раскольников не согревали его душу. Ему было нужно туда, где сложнее, а поэтому - интереснее. И такая возможность появилась. Его богатейший просветительский опыт стал востребован в Корее, где на протяжении двух лет он возглавлял Русскую духовную миссию. Здесь ему вновь пришлось участвовать в создании просветительских станов и школ. Сотни корейцев приняли православие за время его пребывания в этой стране. После Кореи он был назначен настоятелем Свято – Троицкого монастыря на Иссык – Куле. Впоследствии Архимандрит Иринарх расстригся, вновь став Иваном Шемановским. Монастырь он распустил, вступив в безрелигиозную коммуну «Новая эра». Правда, свою просветительскую и образовательную деятельность миссионер не оставлял. Занимался с детьми, был организатором дошкольного и внешкольного воспитания и обучения. До сих пор добрым словом его вспоминают благодарные жители. В этот период он печатается в периодических изданиях, иногда подписываясь псевдонимом Шаман Обский.

   По различным воспоминаниям, его жизнь закончилась по – разному и в разное время. Запросы научных сотрудников Окружного краеведческого музея ЯНАО с просьбой о подтверждении смерти и сообщения о ее обстоятельствах не нашли нигде положительного ответа. Поэтому мы не знаем, где окончил свою жизнь Иван Семенович Шемановский. Да это и не  столь важно, ведь более ценно, что человек оставил после себя потомкам. Плодами его трудов, результатами его деятельности, его идеями и замыслами, воплощенными и оставшимися в мечтах, мы не перестаем пользоваться, вдохновляться, стараясь следовать им и сегодня.

 

Список используемой литературы и источников:

1.    Аюпов О. Православный миссионер и обдорский просветитель// Красный Север. Салехард, 2003, №27.

2.    Гостюхина Т.В. Незабвенный наш Иван Семенович Шемановский// Красный Север. Салехард, 1993, №17, №18.

3.    Дронзикова С. Великая миссия монаха Шемановского//Библиотека. Салехард, 2000, №12.

4.    Илюничева О.П. Литературное исследование Ивана Семеновича Шемановского// Материалы научной конференции «История и современность народов Ямала», Салехард, 1995.

5.    Кочнева Н., По ком звонит колокол// Полярный круг. Салехард, 2001, №51 (510).

6.    Мазурин А., Из дневников игумена Иринарха// Красный Север. Салехард, 2008, №25.

7.    От Обдорского острога до столицы округа// Полярный круг. Салехард,1995, №34.

8.    Письма неистового Иринарха// Красный Север. Салехард, 2006, №2 - №8.

9.    Сазонова Л.П. От хранилища коллекций до центра культурной жизни// Полярный круг. Салехард, 2001, №51 (510).

10. Фальшунова Н. Обдорская миссия// Красный Север. Салехард, 2006, №1.

11. Шемановский И.С. Избранные труды (Текст) / Составитель Л.Ф. Липатова; ГУ «Ямало-Ненецкий окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского», - М.: Советский спорт, 2005.

 Шукаев В. На рубеже эпох// Красный Север. Салехард, 1970, №61.



Информация © 2011–2018
Электронный журнал «Образование Ямала»
Интернет-компания СофтАрт
Создание сайта © 2012–2018
Интернет-компания СофтАрт